Коронавирус уйдёт, а онкология останется

Сколько раз в день вы читаете новости про коронавирус? Сколько раз вы переживаете по этому поводу? Информационный вред от новостей про COVID-19 превышает вред, нанесённый им реально как от эпидемии. Ущерб обществу от паники, вызванной заболеванием, оказался гораздо больше, чем ущерб инфекционный. Такое мнение высказывают в медицинском сообществе Петербурга.

Вторая смертельная


На фоне коронавируса на второй план отошли действительно страшные болезни, такие как ВИЧ-инфекция или рак. Между тем, по статистике, каждый второй ВИЧ-инфицированный в Европе – это наш соотечественник.
Если говорить об онкологии, то в долгосрочной перспективе ущерб от неё как от не медицинской, а острой социальной проблемы, похоже, не сопоставим с последствиями от COVID-19. Бактериологическая угроза уйдёт, а онкология останется: она уже сегодня стоит на втором месте среди причин смертности в нашей стране. 
Если не принимать никаких мер, то к 2030 года количество случаев рака шейки матки увеличится до 295 тысяч, и могут погибнуть до 130 тысяч женщин. Такие цифры привёл Алексей Беляев, директор НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, на заседании экспертного совета по здравоохранению в Совете Федерации. 
По статистике, ежегодно в мире регистрируется 528 тысяч новых раком шейки матки и 266 тысяч смертей от него. Широкое распространение отмечено в развивающихся странах, на которые приходится 78% случаев. Например, на юге Африки заболевают более 28 женщин на 100 тысяч. В России фиксируется до 20 случаев – это сопоставимо со статистикой, например, в Индии, Казахстане, Республике Чад. Для сравнения, в Северной Америке, Канаде, Австралии, Саудовской Аравии статистика фиксирует уже 6,5 случаев на 100 тысяч.

Нано против рака


Если говорить о распространённости онкозаболеваний в России в целом, то за 2018 год диагностировалось более 2500 случаев на 100 тысяч населения. Больше всего онкобольных в Курской области – 3331,1 на 100 тысяч населения. На втором месте Республика Мордовия – 3292,1 на 100 тысяч населения. Высокие показатели онкологической заболеваемости зафиксированы в Краснодарском крае – 3235,2, Калужской – 3231,4 и Псковской – 3110,5 областях.
Причины зловещих цифр известны: это плохой экологический фон, низкая культура питания и в целом беспечное отношение к собственному здоровью, а также упавший уровень образования российских врачей и отечественной науки, низкая материально-техническая база больниц.
По словам участников рынка медицинской продукции, для повышения уровня диагностики в стране, необходимы серьёзные инвестиции в покупку современного оборудования и расходных материалов. Их зачастую, в нашей стране попросту может не быть, в том числе по причине сильной зарегулированнности рынка.
Владимир Цимберг, генеральный директор петербургской компании «БиоВитрум», выпускающей реагенты и оборудование для онкологической диагностики, приводит в пример технологию NanoString. Это современный способ генетической диагностики рака молочной железы, основанный на выделении специфических маркеров болезни. Методика уже используется на Западе и может быть применена в России.

Поразить мишень


Онкологическая помощь включает в себя два взаимоисключающих понятия – доступность и качество. Опыт показывает, что качественно бороться с раком на уровне неспециальных лечебных учреждений невозможно. Поэтому весь цивилизованный мир идёт по пути централизации онкобольниц, поясняет Владимир Цимберг. Петербург в этом вопросе следует мировым тенденциям: как ранее заявляли власти, в городе в 2020 году откроют пять специализированных онкологических центров на базе действующих лечебных учреждений, в дополнение к восьми, недавно появившимся.
Один из мировых трендов сейчас – максимальное сужение специализации в оказании онкопомощи. Залог точной диагностики и своевременного лечения может состоять не в наличии в регионе крупного центра по лечению рака, а в конкретном специалисте, который не обязательно должен работать в этом крупном центре. Например, ключевым компонентом улучшения онкопомощи становится так называемая персонификация лечения. Она подразумевает создание всё более узконаправленных препаратов, призванных лечить именно конкретные типы опухолей, поражающих конкретные мишени.
Такие препараты действуют строго избирательно, и потому эффективно. Но при данном подходе на первый план выходит наиточнейшая постановка диагноза. Скажем, существуют разные виды лимфом, среди которых виды В и Т между собой очень похожи. Однако препараты для каждой свои, и если определить тип неверно, пациент погибнет.
По мнению Владимира Цимберга, именно по этой причине приоритетным направлением сегодня становится не столько наличие большого количества онкологических центров, сколько грамотная маршрутизация пациентов. Все этапы, которые должен пройти человек перед получением конкретной медицинской услуги, должны быть оптимизированы.
С другой стороны, при наличии отлично налаженных связей между всеми звеньями цепи лечения результат будет гораздо лучше и статистика заболеваемости и смертности от злокачественных новообразований перестанет быть столь пугающей.

Екатерина Климина, «Конкретно.ру», фото из открытых источников и с сайта компании «БиоВитрум»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен