«Андрюха-парафинщик» рвется на свободу?

Петербургский предприниматель Андрей Цыганков, получивший несколько лет назад нелестное прозвище за изготовление поддельных реагентов для выявления онкологических заболеваний, как считают правоохранители, явно попытается обжаловать приговор Кировского районного суда. В минувшем июле ему назначили 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком.

«Бич-пакет» от рака


Страшно даже представить, скольким тяжелобольным людям могли быть поставлены неверные диагнозы из-за активной коммерческой деятельности Цыганкова. Впервые о том, что в ангаре на окраине Санкт-Петербурга массово производят фальшивые реагенты, стало известно ещё в конце 2014 года. С тех пор предприниматель неоднократно оказывался в центре скандалов, однако каждый раз умудрялся уйти от ответственности
Как вспоминали бывшие подчинённые «Андрюхи-парафинщика», ангар на улице 1 мая, в Петергофе, представлял собой помещение, разделённое на две части – в одну, на вполне легальный склад, впускали проверяющих, если у тех возникал интерес к специфическому производству. Вторая, потайная, была наглухо закрыта от посторонних глаз. Отсюда кустарно постряпанная продукция уходила в десятки медицинских учреждений.
«До декабря 2013 года на складе работали узбеки-нелегалы, после того как проверяющие их обнаружили, мигрантов пришлось узаконить. В этом же ангаре они порой и обитали, так как зарплату хронически не платили, и возможности где-либо снять жильё у узбеков не было. Впрочем, и другим работникам временами выдавали в виде зарплаты не более 4 тыс. рублей в месяц, чего хватало только на проезд до работы и покупку «бич-пакета» – стаканчика с сухой лапшой», – выложила подноготную компании «МедТехникаПоинт» Катерина Обатурова, которой удалось вырваться из подпольного цеха.
В то же время стоявший за целым кустом созвучных фирм (два «ЛабПоинта», «Микс Поинт», «МедТехникаПоинт» и «МедТехника-Поинт») Андрей Цыганков умело выдавал себя за человека, который давно и успешно занимается благородным делом. 
В сентябре 2014 года, например, ООО «МедТехникаПоинт» направило губернатору Северной столицы и двум федеральным министрам серьёзное предложение. Достаточно привести одну цитату из этого программного документа: «Ежегодная потребность в гистологическом оборудовании в Российской Федерации составляет не менее 2 млрд рублей, а сопутствующих реагентов – не менее 3 млрд рублей, и эти цифры ежегодно прирастают на 8-12%, в т.ч. потому что 80% анализов проводится для диагностики онкологических заболеваний, статистика смертности от которых обратно пропорциональна числу анализов, себестоимость которых, в том числе благодаря нашим усилиям, за последние 3 года снизилась почти в 1,5 раза».
Сегодня, когда тестирование людей резко увеличилось из-за распространения коронавирусной инфекции, утверждения Цыганкова выглядят кощунственными. Почему? Об этом чуть позже. А сейчас он вполне мог бы переориентировать производство и поставлять вместо разлитых в ангаре гистологических реагентов другие, широко востребованные – по выявлению ковида, выкачивая миллионы из карманов обеспокоенных граждан. И потом рапортовать наверх, что именно благодаря важному вкладу в борьбу с пандемией, она пошла на спад?

Зато своё – российское?


До поры до времени коммерческое чутьё не подводило Андрея Цыганкова. Скажем, после присоединения Крыма, на волне антироссийских санкций он наряду с поставками «иностранных» реагентов взялся за импортозамещение гистологического оборудования. 
Один из бывших сотрудников Цыганкова уточнил – точное медицинское оборудование изготавливалось в Китае, а в ангаре на него клеилась самодельная шильда «МедТехникаПоинт» – сделано в России». Потом в ход шёл фотошоп, и вместе с состряпанным регистрационным удостоверением продукция отгружалась отечественным медикам. 
Бизнес ширился, «Андрюха-парафинщик» даже предложил Смольному создать государственно-частное партнёрство, желая построить большой завод по производству такого оборудования. Правда, петербургские чиновники отнеслись к инициативе осторожно. Тем не менее, под завершение 2014 года большинство главврачей государственных учреждений здравоохранения получили бумагу из профильного комитета городской власти с рекомендацией в пятидневный срок рассмотреть коммерческую информацию ООО «МедТехникаПоинт» по вопросу продаж российского медицинского диагностического и лабораторного оборудования.
Насколько известно «Конкретно.ру», главврачи не поторопились закупать продукцию, которую почему-то взялся лоббировать городской Комитет по здравоохранению. Сам же Цыганков нехотя прокомментировал неудачу: «Мы строим производство и занимаемся импортозамещением, а те, кто импортируют дорогостоящее оборудование из Японии и Америки, чувствуют для себя в этом угрозу. Всё это – проявление недобросовестной конкуренции».
После того, как амбициозным замыслам не суждено было реализоваться в Санкт-Петербурге, идейный вдохновитель ООО «МедТехникаПоинт» заявил, что при поддержке правительства Пензенской области собирается открыть фабрику в технопарке «Рамеев» по выпуску оборудования, реагентов и антител для гистологической диагностики на онкологию, туберкулёз и миокардиты. Ежегодно – 10 т реагентов и 3 тыс. единиц оборудования, оборот – до 3 млрд рублей.
С Пензой у Цыганкова тоже ничего не получилось. Возможно потому, что всплыла информация о поставке микротома-криостата МСМ-3500 в Северный государственный медицинский университет. За оборудование, оказавшееся «в неудовлетворительном техническом состоянии: холодный воздух в морозильную камеру не подаёт и образцы тканей не замерзают», заказчик из Архангельска взыскивал с ООО «МедТехникаПоинт» около 837 тыс. рублей через суд. 
Очередную попытку осчастливить человечество петербуржец предпринимал уже за пределами России, в Казахстане…

Итальянский провал


«Как-то мы поставили «самопальный» парафин постоянному клиенту в Томск. И у них сломалась вся система. Пришлось оплачивать ремонт. При этом на этикетках значилось, что это итальянская продукция. Печатали наклейки здесь, на цветном принтере. А «итальянские» пакеты заказали в Москве», – вспоминала о принципах прежней работы Катерина Обатурова.
Контракт на поставку гистологической заливочной среды для нужд томского Патологоанатомического бюро расторгли, а поставщик был вынужден выплачивать неустойку по решению арбитражного суда. Кстати, на претензионные письма соратники «Андрюхи-парафинщика» не отвечали, в суд не явились, и даже отзыв в своё оправдание предоставить не сочли необходимым. Наглядный пример того, как воспринималась ими деловая этика.
Если же заглянуть назад, то коммерческое восхождение Цыганкова началось весной 2011 года. Тогда итальянский производитель гистологического оборудования и материалов – компания DiaPath, очаровавшись деятельным предпринимателем, согласился передать его компании «ЛабПоинт» эксклюзивные права на свою продукцию в России. Причём товар поступал с отсрочкой платежей и существенными скидками, так как новый партнёр пообещал рекламировать компанию из Бергамо.
Однако оплачивать итальянский товар никто не спешил. Итальянцы отношения с компаниями Андрея Цыганкова прекратили, но медицинские учреждения в России продолжали бесперебойно получать продукцию DiaPath. Споткнулся успешный бизнес, поставив в апреле 2016 года через дружественное ООО «Первый Проджект» партию реагентов в патологоанатомическое отделение СПб ГБУЗ «Городской клинический онкологический диспансер» на сумму 235 тыс. рублей.
Онкологи обратились к экспертам Санкт-Петербургской ТПП, которые провели исследование поставленных реагентов и вынесли вердикт – это не DiaPath. Примерно в то же время Челябинский областной клинический онкодиспансер, усомнившись в том, что близкая Цыганкову фирма действительно поставит итальянскую продукцию, обратился за подтверждением напрямую в DiaPath. Из ответа итальянцев следовало, что предлагаемые реагенты являются «серьёзной подделкой медицинских изделий и незаконным использованием товарного знака». Затем фальшивый товар, похоже, произведённый в Петергофе, попытались поставить в Калужский областной клинический онкодиспансер.
Окончательно разоблачить Андрея Цыганкова удалось петербургским медикам, которые на основании экспертизы ТПП обратились в Росздравнадзор. Материалы проведённой проверки были переданы в правоохранительные органы.
В июне 2017 года Цыганкова задержали. Суд избрал ему меру пресечения в виде содержании под стражей. Находясь в СИЗО, торговец фальшивыми реагентами попытался оказать давление на журналистов, рассказавших о незаконной деятельности «Андрюхи-парафинщика». Он потребовал «опубликовать опровержение с извинениями», пообещав в противном случае в ноябре 2017 года направить жалобы в надзорные органы, обратиться в суд и подать «заявления в полицию о фактах преступления по статьям 179 и 306 УК РФ (принуждение к совершению сделки или отказу от её совершения; заведомо ложный донос).

Почему не пять?


Время расставило всё по своим местам. Попытка давления на журналистов обернулась пустословием. Следствие доказало, что Андрей Цыганков поставил производство поддельных реагентов на поток, что могло привести к искажению жизненно важных исследований, следовательно – неверным диагнозам и ошибочной схеме лечения. Именно гистологические реагенты, в частности – тот самый парафин, позволяют патологоанатомам определить, доброкачественная или злокачественная опухоль у пациента. И понять, как его спасти…
Пока Цыганков находился в СИЗО (вскоре его отпустили дожидаться суда в привычных условиях), у ООО «МедТехникаПоинт» произошла смена собственников. Сам он характеризует это как «рейдерский захват» и самовольство инвесторов, которые в нарушение партнёрского соглашения решили установить контроль над «парафиновым» бизнесом. Новые собственники настаивают на том, что на сегодняшнюю продукцию ООО «МедТехникаПоинт» получено регистрационное удостоверение Росздравнадзора, а производственная площадка производит качественный отечественный парафин.
В июле 2020 года Андрей Цыганков признан виновным в совершении преступления по статье 238.1 УК РФ (обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и оборот фальсифицированных биологически активных добавок). Максимальное наказание – лишение свободы на 5 лет. За медицинские изделия, которые изготовлены и поставлены в патологоанатомическое отделение СПб ГБУЗ «Городской клинический онкологический диспансер» будучи непригодными для использования при диагностике, Цыганков сядет на 3 года условно.
Вспоминается, как он когда-то с пафосом заявлял: «Гистологическое исследование должно быть гарантированное, стопроцентное. Когда выявляются стадии, например, онкологических заболеваний, когда ставится диагноз «смертельное заболевание», здесь всё должно быть очень чётко, без вариаций».
Приговор в законную силу пока не вступил. У Андрея Цыганкова, которого уже признали преступником, ещё есть немного времени на обжалование. Почему-то в правоохранительных органах считают, что он обязательно этим воспользуется, попытавшись получить самый минимум – штраф в размере 500 тыс. рублей.
Можно ли в такую сумму оценить страдания онкологических больных по всей России, которые стали жертвами неверных гистологических исследований? Живы ли они – ведь рак непредсказуем, и порой человек сгорает за считанные месяцы? Почему тогда наш российский справедливый суд назначил Цыганкову за «парафиновый геноцид» лишь мягкие 3 года условно, а не реальные 5 лет на зоне – чтобы другим фальсификаторам, продающим фальшивки тяжелобольным людям, неповадно было…

Павел Луспекаев, «Конкретно.ру», фото из открытых источников и с сайта
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен