Депутатские будни Алексея Цивилева

Законодательная деятельность петербургского парламента зачастую вызывает недоумение горожан. Примером может служить так называемый закон «о наливайках», который привёл к скандалу. Как создаются городские законы и из чего складывается работа с населением, корреспонденту «Конкретно.ру» рассказал депутат Алексей Цивилев.

– Будучи несколько лет муниципальным депутатом, вы имеет опыт работы с горожанами, но до избрания в ЗакС плотно не сталкивались с законотворческой деятельностью…

– Это так. Вообще, региональные законы делятся на несколько категорий. Первая – важные общегородские документы, которые утверждает фракция «Единой России». Речь идёт о кодексах (социальном, экологическом). Сюда же относится основной закон города, принимаемый ежегодно – «О бюджете». Я, как член фракции, принимаю в этой работе непосредственное участие. На следующей неделе, в 2020 году с задержкой, приступим к нулевым чтениям. И это важный этап. 
Закон о бюджете достаточно объёмный документ, и отследить все статьи одному человеку сложно. Поэтому я для себя определил главные направления – распределение средств администрации Кировского района (потому что часть района моя депутатская территория), а также трём комитетам Смольного – по транспорту, по развитию транспортной инфраструктуры, в частности, строительству метро и Лиговского путепровода, и по вопросам законодательства, правопорядка и безопасности, потому что я член комиссии ЗС по законности и правопорядку. 
Всё остальное смотрю только в том случае, если есть обращения жителей с просьбой проконтролировать те или иные расходы.
Вторая категория – законы, выходящие из недр парламентского комитета по законодательству, а это 70% законопроектов, которые принимались депутатами за четыре года. Каждый такой документ широко обсуждается на заседаниях, и я горжусь своей причастностью к этому процессу. 
Например, один из законов этого блока – «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» по введению штрафа за парковку на газонах. Такой штраф уже устанавливали депутаты прошлого созыва, но в 2016 году общественные активисты обжаловали его в суде, и документ был отменён. Нам удалось создать такую конструкцию законопроекта, которая позволила вернуть штрафы в правовое поле.

– А существуют ли среди городских законов те, которые разработаны вами лично?

Да, третий блок – авторские законопроекты. Большинство из них мы готовили совместно с Денисом Четырбоком. По просьбе спецназовцев внесли городской закон «О праздновании Дня сотрудника специального назначения». На федеральном уровне такой праздник существовал, но сотрудники городских подразделений специального назначения обратились ко мне с просьбой ввести его в городской календарь. 
Второй закон, принятый с моей подачи – о специализированном жилом фонде. История такова: я объездил все городские приюты бездомных, «Ночлежку», городской центр помощи бездомным, Мальтийской службу помощи и выяснил, что лиц БОМЖ в Петербурге достаточно много и им нужна крыша над головой. В результате разработал законопроект, согласно которому бездомному предоставляется временное жильё площадью в 6 кв. м, пока он не решит свои проблемы и не найдёт себе более комфортное пристанище.

Ещё один закон вырос из программы «Развитие застроенных территорий в Санкт-Петербурге». Она реализуется с 2008 года, в неё включено 43 территории, но до сих пор реновация ни одной не завершена. И связано это с тем, что все эти кварталы плотно застроены. Я предложил ввести порядок, при котором инвестор получает стартовое пятно от города. Надеюсь, что это поможет ускорить реализацию программы.
Но, например, есть и законопроект, который так и не был даже рассмотрен, потому что против него выступили все перевозчики общественного транспорта. Я предложил штрафовать их за отставание от графика более чем на полчаса. Мне кажется, если услуга ненадлежащего качества, за неё надо наказывать. Причём, существует мнение, что социальный транспорт опаздывает специально по договоренности с коммерческими перевозчиками. Люди, не дождавшись автобуса, садятся в маршрутки, даже имея проездной, который в них не действует. 
Однако против моего законопроекта выступили не только перевозчики, но и прокуратура. Зато на Ленинском проспекте сделали выделенную полосу для общественного транспорта, и ситуация немного улучшилась.

– Возможно, эту проблему должна решить транспортная реформа, которую планируют ввести со следующего года, когда маршрутки будут возить горожан по их проездным?

Согласен. Но с ней ещё предстоит поработать. Мы с жителями Кировского района внесли в проект более 150 поправок, и я буду отслеживать, чтобы они все были приняты, так как иначе ситуация с транспортным обслуживанием в нашем районе ухудшится. 

– А какие проблемы округа удалось решить Вам, как депутату городского парламента?

- Считаю своей большой победой выдворение незаконного предпринимателя, организовавшего настоящий бордель в доме 16 по проспекту Ветеранов. На 1500 кв. м расположились сауна, массажные кабинеты и прочие помещения для соответствующих утех. Этот «бизнесмен» даже не считал нужным оплачивать коммунальные услуги, из-за чего пострадал подростковый клуб, расположенный в том же здании: детям приходилось заниматься в неотапливаемых помещениях. 
Ко мне обратились родители, а я, в свою очередь, направил обращение губернатору. Пока вопрос решался, мне и угрожали, и утверждали, что не смогу справиться с владельцем. Но я действовал открыто, на компромисс с нарушителями не шёл, и в итоге выиграл. Полтора года назад бордель выселили, а помещение передали подростково-молодёжному клубу. Они планируют сделать в нем общественное пространство. Правда, нужны большие деньги на ремонт.

 Сегодня мы встречаемся с вами после приёма жителей. С чем приходят люди?

С марта не было личного приема граждан. Но раз рестораны открыты, решил, что можно встречаться и с избирателями. Когда погружаешься в проблемы людей, то быстро падаешь с неба на землю. Можно прийти на приём в костюме и галстуке, но к концу, обычно, выглядишь полностью выжатым. 
Обычно люди приходят к депутату, когда не смогли решить проблему в чиновных кабинетах. Поэтому чувствую себя плохо, когда не могу им помочь. На одном из приёмов блокадница, проживающая в хрущевке, пожаловалась на соседей сверху, которые в 7 утра собирали детей в школу или детский сад, дети топали, она просыпалась. 
Нюанс заключался в том, что это были арендаторы квартиры. И блокадница требовала проверить, законность их пребывания в ней. Мне даже неловко было посылать участкового, но в итоге выяснилось, что арендовали они квартиру на законных основаниях, поэтому помочь блокаднице я, к сожалению, не смог. Обеспечить звукоизоляцию в хрущевках, которые прослужили уже два отпущенных им века, практически, невозможно.

– А кому помочь смогли?

– Полгода боролся с тем, чтобы помочь жителям квартиры избавиться от табачного дыма. Под ними проживал лежачий больной, за которым ухаживала сиделка. Он почти всё время курил, а запах через вентиляцию шёл к соседям. Не помогало даже открытие окон. Я провёл довольно тяжелые переговоры с родственниками, и в результате гражданина всё же стали выносить на балкон.

– Вы рассказали о единичных случаях. А есть ли общая проблема для всех или многих жителей округа?

Не собирался комментировать закон «о наливайках», но это как раз та самая проблема, которую мы с Денисом Четырбоком планировали решить, увеличив площадь магазинов/баров до 50 кв. м. 
Дело в том, что в спальных районах такие магазины/бары располагаются в хрущевках и панельных домах, неприспособленных для подобных заведений. К сожалению, действуют предприниматели юридически грамотно, поэтому «выкурить» их из собственных помещений довольно сложно. Мы надеялись, что закон «о наливайках» нам поможет.
Проблему надо решить, недовольных жителей очень много, иначе мне будет стыдно смотреть людям в глаза. Сейчас я понимаю, что манипуляция с квадратными метрами – не лучший способ. Но, к сожалению, это федеральный закон, в который мы просили внести поправку о запрете двух лицензий на одно предприятия. Ведь предприниматель открывает магазин, получает лицензию на торговлю алкоголем, следом получает такую же для предприятия общепита, ставит один столик и пару стульев, и всю ночь торгует спиртным. Это неправильно. Но депутаты Госдумы с нами не согласились, позволив только увеличить площадь заведения, в котором запрещено торговать алкоголем. Понимаю, что надо искоренить причину. Но как это сделать, пока неясно.
В последнее время появилась проблема, связанная с кадастровыми планами многоквартирных домов. Город разрешил установку ларьков. Чтобы получить место в схеме размещения, приходится платить довольно большие деньги. Предприниматели нашли выход. Они вносят ларёк в кадастровый план дома. Не знаю, как им это удается, но в результате к хрущевкам на моей территории прилипают ларьки, против которых категорически выступают жители. 
Например, дом 13 по бульвару Новаторов. Убрать ларёк, незаконно включённый в кадастровый план дома, пытались прокуратура, глава районной администрации и ваш покорный слуга, но пока безрезультатно. Жители пробовали судиться, добились решения суда, однако владелец сдвинул ларёк на 5 метров, и теперь опять надо судиться, так как координаты объекта изменились. 
Более того, проблема с кадастрированием сейчас может вырасти во весь рост еще по одной причине. Сегодня ко мне приходил житель дома, которому в кадастровый план включили полностью разбитый тротуар. Он просит изменить кадастровый план, вернув в прежний вид по обрезу фундамента. Буду заниматься, но перспективы сомнительные. Кадастровый план с включением территории вокруг дома может заказать любой собственник дома. А чтобы его отменить, нужны подписи 100% проживающих в этом доме. Учитывая, что сегодня в каждом доме есть хотя бы одна съёмная квартира, собственником которой является государство, сомнительно, что удастся добиться отмены кадастрового плана данного дома.

Впереди у вас последний год депутатской работы в 6-ом созыве ЗакСа…

В конце 2019 года я впервые решил отчитаться перед жителями о своей работе очно, пригласив их на встречу в большой актовый зал администрации Кировского района. И очень удивился: зал был полон, пришли и общественники, и даже батюшки трёх церквей. Говорили порядка трёх часов. Морально очень тяжело. 
Но теперь я уверен, что отчёты должны быть исключительно публичными. Конечно, меня критиковали. Например, по строительству метро. Людям не объяснить, что я занимаюсь проблемой, пишу обращения, встречаюсь с чиновниками. Они требуют конкретных результатов, которыми не могу похвастать, и жители правы. 
В конце этой встречи мне вручили большой пакет наказов, из которых я сформировал план на 2020-2021 годы. В нём три направления: транспорт, жилищная и социальная сферы. Надо завершить все начатые дела. Иначе депутатом следующего созыва не станешь, то это будет впустую потраченное время. А моё время оплачивается из бюджета, моими избирателями, в том числе. И я об этом помню, и стараюсь служить максимально эффективно.

–То есть, собираетесь в Госдуму?

Вообще об этом не думал. Мне кажется, это какая-то шутка. Без меня меня женили. Но завершить начатое необходимо. Закон по парковкам будем делать о штрафах за блокирование контейнерных площадок, пешеходных дорожек, когда мама с коляской не может проехать. В сентябре собираюсь провести круглый стол по теме «Плоскостные гаражи: прошлое будущее или настоящее для Санкт-Петербурга». 
Парковка машин в городе – проблема острая, её никто не решает и советскую практику временных плоскостных гаражей (а кто же не знает, что нет ничего более постоянного, чем временное), возможно, следует возродить. Место в современном паркинге сегодня могут обеспечить себе только достаточно богатые люди. К тому, же в паркинге не оставишь инструменты и прочее. Планирую пригласить к участию не только владельцев гаражей, но и представителей Всероссийского общества автомобилистов (договоренность с ними уже есть), а также чиновников из КГА, КРТИ и Центра управления парковками. Надеюсь, сможем с экспертами выработать общее мнение относительно этих незамысловатых сооружений.

Лилиана Глазова, «Конкретно.ру», фото – личная страница в соцсети ВКонтакте

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга