Граффити – искусство или вандализм?

Члены комитета по законодательству обсудили поправки ко второму чтению законопроекта о внесении изменений в городской закон «О благоустройстве в Санкт-Петербурге».

В заседании приняли участие заместитель председателя КГА, главный художник Алексей Моор, заместитель председателя Юридического комитета Денис Хасаншин, начальник отдела административных правонарушений КГА Роман Попов, депутат Борис Вишневский.
В последние годы город сотрясают скандалы с закрашиванием высокохудожественных граффити. Тема настолько животрепещуща, что губернатор объявил мораторий на уничтожение уже выполненных работ и взимание штрафов до 1 февраля 2021 года. 
Причём, всего три года назад такой беды не существовало, а городские граффити, распространенные в Интернете, даже привлекали туристов в Северную столицу: желающих сфотографироваться с портретами Иосифа Бродского, Сергея Бодрова или копиями картин классиков было достаточно. Но в конце 2017 года городское правительство утвердило Правила благоустройства, согласно которым любое изображение на стенах зданий требовало согласований в структурах Смольного.

Требуются месяцы


Самое интересное, что художников покоробило не само требование согласовывать картины на брандмауэрах (глухая противопожарная стена здания, выполняемая из негорючих материалов и предназначенная для воспрепятствования распространению огня на здания или соседние части здания – прим. корр.) и иных свободных пространствах городских зданий и заборах, а сроки, которые для этого требовались – несколько месяцев. В результате возникло противостояние свободолюбивых граффитистов, которые творили красоту, надзорных органов, штрафовавших владельцев зданий (так как нарушители, зачастую, оставались неуловимы) и сотрудников ЖКХ, вынужденных эти картины ликвидировать. Особенно возмутили горожан многотысячные штрафы, выписанные за разрисованные трансформаторные будки.
Давая старт дискуссии, председатель комитета Денис Четырбок подчеркнул, что «действующий порядок согласования не выдерживает никакой критики». 
«Мечты художников разбились о бюрократию чиновников, – заметил он. – Когда сносили объекты культурного наследия и строили на их месте здания-чудовища, никому дела не было, а рисунки на трансформаторных будках и глухих стенах почему-то чиновникам не нравятся». 
Четырбок предложил упростить порядок согласования, создать экспертный совет, который бы оценивал значимость уже созданных объектов, установить места, где рисовать можно без разрешения. Например, трансформаторные подстанции во дворах в спальных районах города, против чего не возражают энергетики, на глухих стенах домов в новостройках с согласия жителей. 

Чиновники против рисунков


Роман Попов, выступивший следом, отметил, что самовольное граффити – акт вандализма в отношении архитектурного объекта. «Граффити – это язык протеста, – заявил представитель КГА. – Оно будет возникать в любом случае». 
А затем сообщил, что ведомство работает над перечнем мест, где граффити можно будет размещать по упрощённой процедуре. Его вышестоящий коллега Алексей Моор и вовсе порадовал. По информации чиновника, уже определены 34 места, где можно будет рисовать. В их числе мост Бетанкура. 
Впрочем, сам главный художник уличное искусство не жалует. «Вместо того, чтобы любоваться архитектурой, зритель обращает внимание на граффити, которое действует по законам рекламы», – утверждает Моор. По его мнению, вот в Москве существует хороший порядок: согласование в 7 департаментах и прохождение межведомственной комиссии по размещению граффити. 
Чиновник также сообщил, что помимо стационарных мест предлагается размещать временные конструкции для граффити, которые смогут путешествовать по городу. Но главная идея ведомства – светопроекция высокохудожественных работ на здания в центре Северной столицы. Правда, есть одно «НО»: жителям домов, куда будет подключаться оборудование, придётся оплачивать электроэнергию за демонстрацию картин. Зато фасады исторических зданий не будут страдать, мастера получат возможность показывать свои творения, туристы днём будут любоваться архитектурой, а по ночам – видами картин.

Быть или не быть граффити?


Главный художник настаивает на обязательном согласовании изображений именно в КГА, отмечая, что процедуру сократили до 52 дней. Законодатели считают, что изображения в спальных районах вовсе не обязательно согласовывать, достаточно договориться с жителями дома, а на объектах исторического центра (ТП, брандмауэры) согласовывать могла бы экспертная комиссия, созданная из членов творческих союзов. 
Чиновники категорически против разрисовывания брандмауэров, так как это фасады исторических зданий. Что касается трансформаторных подстанций, Алексей Моор пообещал направить обращение энергетикам, чтобы узнать мнение владельцев ТП.
Закон в первом чтении был принят год назад. Тогда уличные художники ещё верили в возможность создания благоприятной атмосферы для творчества. В этот раз они отказались встречаться с чиновниками и депутатами. А парламентарий Борис Вишневский предложил за основу взять законопроект, разработанный муниципальными депутатами МО «Владимирский округ», уже зарегистрированный в правовой базе ЗакСа и содержащий большинство высказанных в обсуждении предложений. Следующая встреча состоится в декабре. Возможно, к тому времени найдётся приемлемое для всех решение.

Лилиана Глазова, «Конкретно.ру», фото из открытых источников 
 
Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен