Дрозденко и выборы. Голый Король попадает в идеальный шторм

Самоуспокоенность власти, усталость людей и потеря губернаторского контроля над КПРФ в Ленинградской области впервые за 10 лет приведут регион к конкурентным выборам, результаты которых могут неприятно удивить власть.

Все последние годы Ленобласть на выборах уверенно отстреливалась результатами, близкими к чеченским. В этом не было ни логики, ни смысла, но Кремль хвалил и руководителей регионального внутриполитического блока и самого Александра Дрозденко.

Ни для кого не секрет, что губернатор давно хочет на повышение в Москву – разговоры об этом с завидной регулярностью ведутся последние лет пять. Сейчас, в контексте грядущей избирательной кампании, они возобновились – очередное повышение ожидается сразу после кампании с впечатляющими результатами.

Почему же привычная система дала сбой, и отчего, к досаде Дрозденко, может не случиться ни впечатляющих результатов, ни повышения?

Глаза закрыть…


Первым деструктивным внутренним фактором смело назовём, пожалуй, неумение проводить конкурентные и честные выборы, обеспеченные наблюдением.

Все результаты партии власти в Ленинградской области, похоже, всегда обеспечивались комиссиями и главами районов в условиях политического вакуума – всех, кто хоть отдалённо был похож на конкурентов, до выборов не допускали по тем или иным причинам. А наблюдатели, если и проявлялись, то крайне редко и недалеко от Санкт-Петербурга.

Никакие подпорожья, сланцы, луги и волховы такого явления, как реальное наблюдение за выборами, в глаза не видели. Здесь могли бы много рассказать коллеги из Всеволожского района, но такие вопросы не ложатся в канву «суперуспешности» местных чемпионов, а потому не обсуждаются.

Чтобы понять, насколько мы правы, достаточно вспомнить яркие провалы на выборах практически везде, где появлялись бдительные наблюдатели – Горбунки, Мурино, Шлиссельбург, Свердлово, Кудрово, Бугры, Большая Ижора. Так что всецелая ориентация на магию и фокусы в районах, вкупе с самоуспокоенностью и верой в свою исключительность, даже в благополучной ситуации могут сослужить плохую службу. А ситуация в регионе, если начистоту, далека от благополучной.

Говорите – вас не слышат


Второй негативный фактор – это демотивированные районы, чьи интересы не учтены.

Весь политбомонд 47 региона знает, что ничего не знает – списки потенциальных обладателей мандатов есть только у Александра Дрозденко и его бывшего заместителя «по внутренней части» Сергея Перминова. Остальным интересантам, включая новый внутриполитический блок и глав территорий, приходится довольствоваться гаданиями на кофейной гуще и хрустальном шаре.

Но уже по той информации, которая просачивается из-за закрытых дверей и зашифрованных файлов ясно – в «датском королевстве» спокойно не все. Многие районы, которые и должны будут выдать «правильные результаты», недовольны, что их мнение не учитывается вообще или учитывается в последнюю очередь. Причём, это касается «опорных» территорий, которые традиционно давали правильные результаты.

Судя по информации, имеющейся в распоряжении «Конкретно.ру», отсутствует консенсус между домом областного правительства и местными властями Ломоносовского и Лужских районов, в Волосовском районе из списка кандидатов вроде бы вычеркнута Марина Левченко, чьей заслугой был традиционно высокий результат «Единой России».

Сланцевский район сначала лишили депутата, после трёх лет борьбы «отобрав» мандат у Владимира Петрова, а затем лишили и округа, видимо, чтобы одиозный политик уже точно туда не вернулся. Внешне это закамуфлировано под добровольно сложенные полномочия, причём внезапно. Варварски разорванные на три части Сланцы в ближайшие 5 лет не увидят 100 млн рублей депутатских фондов, что очень существенно для дефицитного бюджета.

Есть проблемы с определением провластных кандидатов в Приозерском, Кировском и Волховском районах. Напряжение и в нескольких округах традиционно трудного Всеволожского района, где никак не учтены интересы местных элит.

Очевидный вопрос о мотивации территорий имеет такой же очевидный ответ – мотивации у большой части территорий продолжать «стахановское соревнование» за самый высокий результат единороссов нет, и с таким подходом не предвидится.

Главный лишь по тарелочкам


Третий негативный фактор – фактическое отсутствие внутриполитического блока.

В такой сложной электоральной и элитной ситуации можно было бы рассчитывать на помощь, модерацию и медиацию со стороны внутриполитического блока. Но проблема в том, что с уходом Сергея Перминова внутренняя политика даже в усечённой версии в Ленинградской области закончилась.

Новый внутриполитический блок выглядит карикатурно и помочь районам, кроме проведения слётов в формате «Зарница», ничем не сможет. Районы же, которые сами могут научить всех проведению всяких разных зарниц и слётов скаутов, на такую помощь уже реагируют нервно. Внутренняя политика как-то управляется лично Дрозденко и немного Перминовым из Москвы, но объять необъятное невозможно.

Вам кнут или пряник?


Ещё один, четвёртый фактор внутренней деструкции – отсутствие нормальной системы поощрения или наказания в субъекте.
Руководители муниципальных районов привыкли, видимо, к тому, что хвалят или наказывают на Суворовском не за что-то, а исходя из личных пристрастий или антипатий. На глазах всего честного народа вице-губернатором по внутренней политике после Перминова стал Алексей Кондрашов, за несколько месяцев до этого с треском проигравший выборы в Горбунках. Позднее он же потерял Большую Ижору, что не помешало чиновнику вернуться главой администрации в тот же район.

Потерянная для региона партия КПРФ, очередной провал в Большой Ижоре и роспуск местного совета в посёлке им. Свердлова никак не мешают преемнице Кондрашова Анне Данилюк красиво позировать с губернатором на совместных выездах. А лучше всех чувствует себя, похоже, глава администрации Всеволожского района Андрей Низовский, проигравший почти половину поселений на муниципальных выборах в 2019 году.

А здесь всего-то – Юкки на грани роспуска, распущенные депутаты посёлка им. Свердлова, суды длительностью в год в Заневке, коммунисты в Буграх и «яблочное» Мурино, для удержания которого от роспуска пришлось вмешиваться лично Дрозденко. Глядя на все это, районы понимают, что на выборах можно сделать чуть больше, чем ничего. И не получить ничего, кроме показательной губернаторской трёпки, раз уж своих депутатов не дают.

Таким образом, при очень уверенном в себе губернаторе, который однозначно есть, внутриполитического блока – получается, нет. Присутствуют очень высокие требования к районам, но не слишком учитываются местные интересы. Есть привычка рассчитывать на «землю», но там нет мотивации. Наблюдаются серьёзные провалы администраторов процессов и территорий, но это не приводит к каким-либо последствиям для дилетантов. Есть новые вызовы в виде конкурентных выборов, но нет системного ответа на них.

А ещё есть привычка зачищать всё живое вокруг, но нет понимания, что с ним делать, если оно вдруг выжило. И куда же деться от извечной привычки окружения рассказывать про прекрасное платье из той сказки, которая вынесена в заголовок.

И оно вдруг выжило


Теперь можно перейти к главному элементу складывающегося паззла – что выжило и кто составит конкуренцию на выборах в условиях потери управляемости. И здесь мы обратимся к новейшей электоральной истории 47 региона.

Ярчайшим примером зачистки кандидата, мало-мальски похожего на конкурента, стал недопуск коммуниста Вадима Гришкова на выборы губернатора Ленинградской области. Эпичный Fuck up прошёл незаметно для широкой общественности, но эксперты между собой отметили – как сильно нужно бояться выбора собственных граждан и туманной перспективы второго тура, чтобы снять с губернаторских выборов откровенно слабого оппонента.

Причём, снять совсем неполиткорректно – системную, официальную оппозицию принято отфутболивать только в крайних случаях. Видимо, молодой неизвестный коммунист был официально признан крайним случаем для Дрозденко. Это вам не Навальный для Собянина на первых выборах. И не нашлось ни одного человека, который подсказал бы Александру Дрозденко, что неприлично взрослому «народному» губернатору, присутствующему во всех самых рейтинговых рейтингах, бояться никому не известного молодого коммуниста Гришкова.

Доподлинно неизвестно, какой лексикой отреагировал на этот кульбит Геннадий Зюганов, но можно предположить, что обсценной. А месть, как известно, блюдо, которое подаётся холодным. И когда прогнозируемый многими захват КПРФ со стороны Гришкова и Афонина, состоялся, губернатору Ленинградской области пришлось встать в прямом смысле на место Зюганова несколькими месяцами ранее. Осведомлённые источники убеждены, что как только «прогубернаторских» коммунистов вдруг одолели «антигубернаторские», Дрозденко изо всех сил пытался дозвониться до Зюганова. Но красный вождь ожидаемо не снял трубку – формально, в стране был выходной.

Не взял Геннадий Андреевич её и после, когда молодые политические «рейдеры» не оставили камня на камне от опорных для Дрозденко Выборгского и Всеволожского отделений КПРФ. Проправительственный канал разразился истерикой про наследство Зюганова, который, впрочем, оказался жив, здоров и вполне способен к красивым интригам. 

То и вишенки не получишь


Условно скажем, «жадность» Дрозденко и его соратников, нежелание дать Гришкову его 10-15% привели к появлению в 47 регионе крайне оппозиционной и негативно настроенной по отношению к губернатору политической силы. По печальному стечению обстоятельств, группа недовольных лиц оказалась с характером, серьёзным финансовым и федеральным ресурсом и предварительным сговором, а партия оказалась наиболее рейтинговой из оппозиционных.

Пьяной вишней на торт надо бы водрузить ресурс «умного голосования». Уже объявлено, что в подавляющем большинстве случаев он уйдёт именно КПРФ. Совершенно очевидно, что при таких стартовых позициях Вадим Гришков и его сторонники точно проходят в областной ЗакС.
Чтобы этого не допустить, похоже, тандему Дрозденко-Перминов придётся переплюнуть самих себя и не зарегистрировать КПРФ уже на выборы в областной парламент. Но вопреки внутренним ощущениям двух властных соратников, природа пустоты не терпит – за Гришковым стоят уже не только деньги и родственные связи, но и видный коммунистический деятель Юрий Афонин, которого считают «правой рукой» Зюганова.

Там же, хоть и в тени, можно увидеть и другого выходца из КПРФ: бывшего депутата, губернатора, ныне заместителя полпреда, а по совместительству давнего «друга» Дрозденко – Вадима Потомского. Поговаривают, поддерживает конструкцию член Совета Федерации, неформальный владелец строительной компании «Лидер Групп» Александр Некрасов.

И пока Александр Дрозденко и «Единая Россия», возглавляемая, извините, двумя пожилыми мужчинами с прогрессирующей «деменцией», проводит штабы, оглашаемые победными реляциями, которые не имеют отношения к жизни, группа «Потомский – Некрасов – Афонин – Гришков» точит ножи, консолидирует финансовые ресурсы и занимается системным поиском кандидатов на местах. По данным «Конкретно.ру», многие места уже заняты, что нехарактерно для оппозиционных партий в целом и в Ленобласти в частности. А если сюда добавить большую усталость всего областного бизнеса от политики Дрозденко, то вечер окончательно перестаёт быть томным.

Единые – на вылет…


Даже по тайным данным тайной партийной социологии, в 47 регионе есть несколько одномандатных округов, которые «Единая Россия» вроде бы проигрывает. На самом деле, с учётом традиционно слабых кандидатов (а традиции в Ленобласти охраняют и чтут, так что сильных ждать не стоит), единороссы на данном этапе проигрывают сильно больше, чем несколько.

Не нужно быть большим социологом или обладать сакральным знанием, чтобы понять, какие 4-5 одномандатных округов партия власти отдаёт уже на старте. Это Сосновый Бор и Луга, где традиционно сильны коммунисты. И если в Сосновом бору есть хотя бы воля градообразующего предприятия, то лужские местные элиты очень не хотят видеть в парламенте сына бывшего вице-губернатора Коваля – Никиту. Ссылаются, конечно, на плохие электоральные рейтинги, но причин больше.

Далее можно выделить Коммунарский округ в Гатчине, где от ЛДПР с очень серьёзными намерениями пойдёт миллионер Воскресенский. А ещё есть Волосово, где в равной степени устали друг от друга и депутат – бывший губернатор Ленобласти Вадим Густов, и избиратели. Добавим сюда два крайне протестных округа, захватывающие Мурино и Девяткино, где «Единая Россия» не придумала ничего лучше, чем выдвинуть в депутаты объективно слабого футболиста Игонина и подругу криминального авторитета Екатерину Ковалеву, участницу шоу «Дом-2», приезжающую в нищее Токсово на голубом Бентли.

Для главы скандальной Заневки Кондратьева в аду текущего выборного сезона подготовлен свой персональный котёл. По спискам ему придётся вытаскивать ставленника вице-губернатора по строительству Михаила Москвина, отвечающего за обманутых дольщиков и работу со строительным лобби, пионера и очередного сына своего папы Даниила Федичева. По округу, в которой входит молодой город Кудрово, предстоит продвигать бывшего директора Водоканала – неоднозначного Саяда Алиева. 

Быть саядам битыми?


В благополучном 2016 году, когда молодой город Кудрово был ещё маленьким, а деревья большими, для победы Алиева пришлось не допустить до выборов Эдуарда Чирко. Как сейчас в продвинутое оппозиционное Кудрово «зайдёт» единоросс Саяд – лучше один раз увидеть, нежели сто услышать.

Говорят, прописанный в том же Кудрово Гришков уже активно готовится к участию в постановке «Избиение младенца» с собой в главной роли. То есть именно он станет визави Алиева на предстоящих выборах.

Возвращаясь в Лугу, следует вспомнить, что там есть Евгений Голуб, снятый с пробега технологами в 2016 году, но позитивно воспринимаемый земляками. А ещё есть областной депутат Евгений Тирон, избравшийся от КПРФ по списку. Оба молодые, активные и местные, так что причин не участвовать в выборах и не выигрывать – у них нет.

В Сертолово традиционно сильны позиции руководителя областного ЛДПР Андрея Лебедева, а в Мурино активно работает выкинутый из системы ещё один сын своего папы – депутат Сергей Караваев, который очевидно будет пытаться попасть или в ЛДПР, или в КПРФ. Или,в крайнем случае, в «Справедливую Россию», которая только формирует свои списки. В том же Мурино еще активны не слишком разборчивые яблочники, умудрившиеся заключить сделку с единороссами ради своего спасения, и прочие протестные активисты, которые вполне могут примкнуть к КПРФ.

И если до условного Волосово наблюдатели не доедут, а местные «художественные мастерские» подреставрируют результат, то Сосновый Бор, Луга, Кудрово, Мурино, Бугры выигрываются оппозицией сходу при наличии хоть какого-нибудь наблюдения. Сомневаться не приходится, так оно и будет – схему отработали на муниципальных выборах в 2019 году, а ехать близко.

При минимальных усилиях со стороны оппозиции в этот список добавляются Сертолово, Коммунар и город Всеволожск, тоже не отличающийся любовью к власти. Итак, минимум 4 одномандатных округа имеют все шансы забрать молодые, злые коммунисты с деньгами. Если взять за основу даже те смешные проценты и места, которые получила оппозиция в 2016 году, то к 10 мандатам прибавится ещё минимум 4. А если ЛДПР и СР сохранят свои позиции, то КПРФ, в том числе за счёт активной работы на местах, имеет возможность улучшить результат минимум на 1-2 мандата. Что логично – Вадим Гришков хочет руководить приличной фракцией, второй по величине в парламенте. Гештальты хочет закрывать не только Сергей Перминов. 

Кто тут внутренний – слазь…


По всей вероятности, повторения победного результата 2016 года никак не вырисовывается. И это ещё не началась кампания, не учтён федеральный ресурс, не высчитан ресурс умного голосования.

Можно сколько угодно рассказывать, что в Ленобласти нет оппозиции так же, как секса в СССР, но прогрессивные Выборг, Гатчина, Всеволожск, Мурино и Кудрово непременно вынут фигу из кармана и инструментом умного голосования воспользуются. А побеждать гражданских активистов и новые технологии придётся в 47 регионе не учёным, производственникам, врачам, а профессиональным депутатам, футболистам, любовницам, диаспорам, строительному лобби и папиным детям.

Всё идёт к тому, что итоговый результат «Единой России» не превысит в областном парламенте 35 мандатов, и это, хоть и позорно, но ещё «на флажке». А вот результат в 34 мандата может навсегда лишить Александра Дрозденко, мечты о том, чтобы стать преемником Сергея Кириенко в кремлёвской администрации. Ну или что там, в своих телеграммах Сергей Перминов пишет?

Ирина Гешелева, специально для «Конкретно.ру», фото с официального сайта правительства Ленинградской области
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен