Изобретателю «обломали рога»

Несколько увесистых томов всевозможных разбирательств – предварительный итог многолетней тяжбы Валерия Белова с ОАО «ПТМЗ», которое производит «рогатые» автобусы. К слову, на языке конструкторской документации эти «рога» называются «механизмом для передачи тока в двигатель электротранспорта» или «токоприемниками». Из-за них и разгорелся настоящий сыр-бор. Не исключено, что точка будет поставлена совсем скоро – на предстоящей неделе состоится заседание кассационной инстанции, и изобретатель Валерий Белов надеется, что его патентные права начнут охраняться должным образом.

Расстановка сил примерно следующая. Лет десять назад Петербургский трамвайно-механический завод вступил в отношения с группой изобретателей, в числе которых был и Валерий Белов. Новый вариант токоприемников был принят в производство, но рассчитались с инженером так, как указывалось в договоре-подряда. В свою очередь Валерий Белов считает, что предприятие задолжало изобретателям около 12 млн. рублей. При этом, как он рассказал корреспонденту «Конкретно.ру», договор-подряда не предусматривал оплату за изобретение. Отсюда и вышел спор.

Назначенная судом экспертиза показала, что заказ, который по заданию завода выполнял Валерий Белов, схож в деталях с изобретенными «токоприемниками» нового типа. Адвокат Андрей Ветков замечает, что это сходство наблюдается именно в деталях, а не в целом. Характерно, что обновленные «рога» изготавливались в цехах ОАО «ПТМЗ» по заявке «Горэлектротранса», однако суду представитель этого предприятия пояснил, что токоприемники сняты с эксплуатации еще в 2001 году. В Интернете можно найти негативные высказывания водителей трамвая, которые костерят изобретателя, утверждая, что лучше пользоваться «рогами» советского времени или современными западными разработками – чем угодно, но только не изобретением Белова.

Автор умело парирует, приводя в ответ результаты государственных конкурсов, где именно изобретенные им токоприемники являются «рогами»-победителями. А еще Валерий Белов вопрошает, почему завод-изготовитель, заключив договор-подряда с ним одним, отказывается в таком случае оплатить труд других участников разработки, коллег-инженеров? Кстати, задается изобретатель вопросом и о том, почему принесенное изобретение с радостью было внедрено в производство и что общего между «рогами» и разработкой технической документации, на которую и был заключен договор-подряда?

У руководства ОАО «ПТМЗ» существует обратное мнение. Там считают, что раз Белов был принят на работу для доработки конструкционных и расчетных ошибок в изобретении «рогов», то окончательный вариант токоприемников является собственностью завода. А то, что изобретателю позволили запатентовать разработку на его имя, сделано потому что инженер писал докторскую диссертацию. И поскольку никакого лицензионного договора с Валерием Беловым не заключалось, то и говорить о каких-то миллионах нечего.

Интересно, что в феврале прошлого года состоялся суд, который исключил из состава группы изобретателей «рогов» двух руководителей ОАО «ПТМЗ». Уголовное дело в отношении них было решено не возбуждать, однако желание топ-менеджеров «присоседиться» к Валерию Белову зафиксировано, что наводит на мысль – так ли плохи токоприемники, как их расписывают на Интернет-форумах?

Для того чтобы найти истину, судья Калининского районного суда Анна Корчагина назначила проведение экспертизы. Она должна была ответить на главный вопрос: «рога» Белова – это самостоятельное изобретение или нет. По словам инженера, патентно-техническая экспертиза «потянула» на 200 тысяч рублей, которые обязали оплатить истца. И хотя сам Валерий Белов на проведении таких действий не настаивал, получается, что, вступив в спор с крупным предприятием-изготовителем, он оказался в финансовой ловушке. Мол, желаешь судиться, плати деньги. Не желаешь – оплакивай свои проблемы в одиночку.

Интересно, что проводить исследование Анна Корчагина поручила единственному эксперту – некой госпоже Мордвиновой из ООО «Бюро технической экспертизы». Однако к экспертизе по непонятным причинам подключились еще два специалиста – Туренко и Петрову. А чем больше экспертов – тем выше оплата их услуг. И хотя в соответствии со ст.79 ГПК РФ при назначении товароведческой экспертизы истец вправе представить суду вопросы, которые нуждаются в уточнении, равно как просить о привлечении к работе конкретного эксперта, фактор Валерия Белова вообще не приняли в расчет.

Найти управу на предвзятого, по мнению истца, служителя Фемиды не удалось. Ведь судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное мнение или принятое решение при осуществлении правосудия, за исключением случаев ответственности за преступные злоупотребления, которые установлены вступившим в законную силу приговором суда. Так гласит Закон. Что означает – его служитель может принимать самые абсурдные решения. Прокуратура отказалась принимать доводы несогласного гражданина, и Валерий Белов пошел на новый круг. Он еще верит, что дело будет снова рассмотрено в первой инстанции, но в новом составе суда.

Насколько реальными окажутся эти надежды, будет известно буквально на днях…

    Валерий Сословцев, «Конкретно.ру»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен