О спорных территориях четырех островов Курильской гряды. Культурно-исторический экскурс

Часто случается так, что некая древняя традиция становится основой для мифотворчества, подчас, целого народа на многие-многие годы. С одной стороны в этом нет ничего плохого. И никто не пишет статей об отсутствии Бабы Яги. А вот, например, с Дедом Морозом, вживляемым в реальность, все происходит совсем наоборот.

Но есть и другие мифы. Они созданы для решения проблем. Разных проблем. Проблем, как правило, связанных или с удержанием власти, или приобретением денег. И ничего тут не поделаешь – слаб человек.

Ярки примеры мифов такого рода. Будь-то «легенда об Октябрьской социалистической революции», или же «о скорой победе социализма», или «об убитых польских офицеров в Катыни», или «о Павлике Морозове»... Их множество. Откладывая учебник по истории, лезешь в архивы, в документы, в первоисточники, и понимаешь, что все было не просто «чуть-чуть не так»... Все было совсем не так....

Все люди рождаются разными. Но вот воспитывают их атмосфера семьи и трудовая мораль. Именно они их делают разными. Я говорю об Японии. И дело не только в том, что исторически японцы вынуждены быть очень трудолюбивыми, из-за того, например, что основная сельскохозяйственная культура в стране восходящего солнца – это рис, заливное рисоводство. Представляете себе, что это жизнь? Это жизнь по колено в воде. Конечно, в Японии сейчас уже нету такого, а вот в Корее до сих пор можно встретить сгорбленных женщин, которые всю свою жизнь провели, согнувшись в три погибели на полях с ростками риса. Но бесспорен тот факт, что и эта тяжкая работа стала частью воспитательного процесса традиционного, национального трудолюбия и умения ценить то, что есть, а также понимания необходимости сотрудничества внутри общества. И сейчас это остается частью современной культуры. Япония только кажется большой страной. На самом деле жить там можно только на побережье. Все остальное – малообитаемые районы. Но об этом мы еще поговорим позже...

Когда случилось страшное землетрясение в Токио в 1923 году, там же было Бог знает что, – там были бунты, мятежи, тогда там корейцев убивали, считая, что они виновны в трагедии. А сейчас все по-другому. К известным в России особенностям - японским традициям на основе конфуцианского общества, к японской организованности, прибавилась самоорганизация, свойственная демократическим обществам. Вот у нас любят говорить, что нельзя экспортировать демократию. Ничего подобного. Япония – страна, куда США после Второй Мировой войны экспортировали демократию. И все чудеснейшим образом прижилась.

Япония – это наглядный пример того, как народ с классической конфуцианским менталитетом и наивным для западного человека «синтоистским великодержавным шовинизмом» может впитать в себя лучшее от, пусть даже и насильно, навязываемых заокеанских традиций. Объединяя старинные традиции и социальные новации эта страна получила доступ к умению, свойственному только демократическому обществу. Умению самоорганизовываться и отвечать за все это.

Вот пример. Уже в 70-е годы Токио был огромным мегаполисом, забитым автомобильными пробками. Город организационно был разбит на районы, а поскольку Япония славится своим количеством и разнообразиям природных катаклизмов, главный упор был сделан на уменьшение срока ожидания спасательных служб. Так вот они были разбиты на сектора с четким нормативом времени приезда. Не теоретической, когда машин нет, а практической, в пробке. Скорая помощь и пожарная машина приезжают в считанные минуты, в считанные минуты в любом районе этой страны. Вот, что это такое.

Спор о четырех островах Курильской гряды – он, конечно, результат такой самоагитации, потому что Курильские острова осваивались с разных сторон.

Между двумя странами были разные договоры в XIX столетии – начале XХ. Граница переносилась от одного острова к другому. Но те четыре острова, на которые претендует Япония, России никогда не принадлежали. Это действительно. Никогда не принадлежали. Поэтому здесь не идет речь о том, чтобы восстановился российский или советский суверенитет над островами. Можно присоединить себе землю и в результате победоносной войны. Ну, как, скажем, с Восточной Пруссией мы поступили. Это возможно, но это делается тоже на международной конференции. Границы Советского Союза, включая нынешнюю Калининградскую область, были приняты государствами-победителями. Советский Союз не участвовал в 1952-ом году в мирной конференции в Сан-Франциско, определявшей судьбу Японии и ее границы. Товарищи Сталин и Вышинский (тогда министр иностранных дел) поскандалили и не поехали на конференцию. И не подписали.

Потом в 1956 году подписали Декларацию о прекращении состоянии войны. Это через 11 лет. Тогда японских пленных стали отпускать из советских лагерей. У нас погиб каждый десятый японский пленный. Два острова обещались вернуть после подписания мирного договора. Это был минимум, на который тогда согласились наши руководители, которые, правда, чуть позже сами начали говорить: «А зачем отдавать?».

Поскольку у Японии договор военный с американцами, там будут американские военные базы: «Не отдадим острова!».

Создали своими руками эту проблему.

 


 

Теперь вопрос с этими четырьмя островами стал из разряда психологических проблем. «Люди, не отдадим пяди родной земли» – это то, чем охвачено все наше общество. Хотя легко отдали, между прочим, огромные территории Китаю. И кстати, по справедливости, потому что границы были проведены несправедливо по берегу реки, а надо по середине фарватера. Договорились об этом. Но Китай – огромная держава с больше чем миллиардным населением, с огромной армией. Поняли, что надо это сделать.

Представьте, если бы вдруг руководитель нашего государства сказал бы: «Вы знаете, мы подумали – а почему же нам не исполнить декларацию 56-го года?»

Кстати говоря, Путин на переговорах с японцами предлагал ее исполнить, передать два острова. Они говорят – нет, мы хотим четыре. Их понять можно. Это для нас эти четыре острова песчинка. Для Японцев же это ощутимо. Территория страны небольшая. И если пересчитать ее в процентном соотношении территория, то для них эти четыре острова, как для нас Мурманская область. Есть за что бороться и требовать справедливости.

Загнали эту проблему в тупик, вырваться из которого очень сложно. Фактически невозможно. Надо было все решать вовремя. Не надо наживать себе врагов и создавать проблемы там, где их нет. Пока не нашелся ни один руководитель нашего государства, который бы захотел разрулить эту ситуацию. И боюсь, что так и не найдется.

 

    Алексей Лушников, специально для «Конкретно.ру»

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен