Самопальный пистолет и киношный глушитель – как убивали киллеры?

Тахира Казаватова, совладельца петербургского ЗАО «Маяк», по версии следствия, расстреляли из пистолета с глушителем прямо в машине. Сейчас в организации этого убийства обвиняют гендиректора «Маяка» Сергея Петрова. Но допрос специалиста-оружейника ввел всех присутствующих в зале суда в состояние шока.

Сенсация в стенах Верховного суда Республики Дагестан, где слушается дело Петрова, произошла на глазах корреспондента «Конкретно.ру». По ходатайству стороны защиты был допрошен Виктор Долинский, заведующий трасологических и баллистических исследований Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы Минюста России.

Долинский – ведущий государственный судебный эксперт с общим стажем работы более 30 лет. В профессиональной среде Виктор Евгеньевич пользуется заслуженным уважением. Поэтому сторона защиты и привлекла его в качестве специалиста – ведь экспертизы, которые были ранее приобщены к материалам уголовного дела, не дают ответа на очень непростой вопрос: действительно ли киллеры стреляли в жертву, или же в в мёртвого Тахира Казаватова, скончавшегося, например, от отравления, высадили несколько пуль, а труп затем затащили в автомобиль.

Куда летят частицы

Адвокат Надежда Дуванская обратилась к судье с просьбой, можно ли предоставить Виктору Долинскому вещдок – пистолет, пули и гильзы, а также все документы, которые имеются в деле в части экспертных заключений по оружию – протокол осмотра места происшествия, заключения баллистов и судебных медиков.

Защитники потерпевшего, как впрочем и прокурор, принялись возражать. Мол, незачем специалисту проводить ревизию уже имеющихся доказательств. Однако председательствующий Закир Исрафилов велел предоставить вещдок.

Виктор Долинский пояснил, что при производстве выстрела образуется целый комплекс химических элементов. Прежде всего, сурьма – металл, который в природе не распространён. Помимо него – олово, медь, железо в малом количестве. Все эти элементы, если убийство действительно происходило в замкнутом пространстве, должны были отложиться на обшивке салона, на сидениях.

Специалист заметил, что на Северо-Западе, когда проводится расследование преступлений таких преступлений, как убийство с применением огнестрельного оружия в салоне автомобиля, всегда отбираются пробы с различных участков салона и с тела убитого, а также с подозреваемого, если он выявлен. А потом проводится специальная баллистическая экспертиза по определению продуктов выстрела. «При выстреле образуется газопороховое облако довольно большого объёма, – рассказал суду Долинский, – оно не видно для глаза, потому что порох бездымен, но эта аэрозольная группа рассеивается по всему салону и оседает на всех предметах. Современные исследования позволяют обнаружить это сразу».

Важно, обратил внимание специалист, что прибор для бесшумной беспламенной стрельбы – в простонародье глушитель, не препятствует истечению газов. Он лишь уменьшает скорость их истечения ниже скорости звука за счёт того, что идущая вслед за пулей газопороховая струя постепенно расширяется в дополнительно созданном замкнутом объёме. В процессе выстрела у пистолета, при открывании затвора, вместе с выбрасыванием стреляной гильзы тоже вылетает струя газов. Их частицы отваливаются от неё в процессе полёта, оседая вокруг. Более того, при стрельбе с близкой дистанции часть газопороховой струи, вылетающей из переднего торца глушителя, оседает и на поверхности ран пострадавшего, даже если это произошло в открытом пространстве. Остаются следы частиц и на самой пуле.

Выслушав эти разъяснения, судья Закир Исрафилов заинтересовался, а что происходит, если оружие, например, находилось в полиэтиленовом пакете? И получил ответ: «Без разницы. Гильза всё равно выбрасывается со следами».

Ржавый вещдок

По решению судьи Виктору Долинскому пристав принёс свёрток с вещдоком.

– Ваша честь, – обратился к председательствующему специалист. – Это переделанный для стрельбы боевыми патронами газовый пистолет, выпущенный на базе пистолета ПСМ. В нём полностью заменён ствол. Такие пистолеты широко использовались криминальным миром. Исходя из размера представленного глушителя, никакого глушения он совершать не может – слишком мал, газам здесь просто невозможно последовательно расширяться, они все вылетят вслед за пулей. Это имитация глушителя, киношный вариант. В лучшем случае пистолет был пригоден для производства отдельных выстрелов – каждый раз требовалось вложить патрон в патронник. По крайней мере, это можно сказать по сегодняшнему состоянию оружия. Кстати, пистолет ПСМ с глушителем промышленным способом никогда не выпускался…

В зале судебного заседания воцарилась тишина. Получалось, что киллер должен был раз за разом перезаряжать пистолет, вкладывая одиночный патрон, чтобы при производстве выстрела попадать в висок жертве…

– Далее, – продолжал Долинский, – три гильзы и две пули калибра 5,45. На всех имеются следы красного лака, но не только герметизитирующего патрон. Обычно так маркируют в Центральной пулегильзотеке в Москве.

– А как из этого пистолета вылетают гильзы? – спросила адвокат Надежда Дуванская.

– В процессе производства выстрела затвор оттягивается назад, зацеп выдергивает гильзу за край, она ударяется об отражатель и вылетает в направлении вправо и вверх назад. Разброс зависит от типа применяемого патрона.

– Если гильзы беспорядочно разбросаны, то как велась стрельба?

– Значит, стрелявший должен был вертеться в разные стороны.

– Но он находился в ограниченном пространстве, в салоне автомобиля, сзади по отношению к жертве, – продолжала терзать специалиста сторона защиты. – Труп обнаружен на водительском сидении, а стрелявший – с левой стороны, на пассажирском заднем кресле, по версии следствия, вёл огонь в заушную область, кучно, шесть раз…

– Гильзы будут стабильно вылетать по одной траектории, ударяться в обшивку и локализоваться где-то вместе. В противном случае человек должен был перемещаться внутри салона. Но тогда не получается кучной стрельбы, – был невозмутим Виктор Долинский.

Право на ношения штангенциркуля

Чтобы понять, насколько разнятся или идентичны друг другу представленные на обозрение специалиста пули и гильзы, Долинскому потребовались лупа и штангенциркуль. Как он пояснил суду, измерительные инструменты на всякий случай всегда находятся в портфеле. Благо, не занимают много места.

– На двух гильзах есть след загиба магазина, на третьей – нет, зато на ней видны нацарапанные цифры 932, наверное, в пулегильзотеке. То есть либо они выстрелены из разных магазинов, либо из разного оружия. Пока это лишь предположение, необходимо специальное микроскопическое исследование, – уточнил Виктор Евгеньевич. – В нашей системе (экспертов Минюста) принято трактовать однозначно – идентификация может быть положительной, отрицательной или не представляться возможной. Вариант «вероятно из этого оружия» не используется.

Не столь однозначными оказались и две пули. Обе они, по словам специалиста, деформированы, что означает – ударялись в твёрдую поверхность.

– Честно говоря, – заметил Виктор Долинский, – кости черепа человека, тем более в височной области, это слишком тонкая преграда, чтобы так деформировать пулю.

– У подсудимых будут вопросы к специалисту? – спросил с места председательствующего Закир Исрафилов. Из клетки отозвался Станислав Дмитренко, которого так же, как и Сергея Петрова, следствие «назначило» в организаторы убийства по найму Тахира Казаватова. Его интересовали два момента – что такое близкая дистанция для стрельбы и маскирует ли кровь при производстве такого выстрела следы газопороховой струи.

Долинский разъяснил, что близкой является та дистанция, на которой откладываются продукты выстрела, вылетающие из ствола или из отверстия глушителя. Для пистолета ПСМ – это примерно 50-60 сантиметров. Что касается маскировки кровью, то поясок осаднения и поясок обтирания вокруг входного отверстия на теле образуются всегда.

Дополнительный вопрос задала специалисту и адвокат Петрова – Надежда Дуванская. Она процитировала один из документов, согласно которому при описании автомобиля, в котором был обнаружен труп, эксперты зафиксировали следующее обстоятельство. На заднем левом сиденье, у края имеются фрагменты следа обуви. Длиной 31 см. Подошва 11 см. Ширина каблука 8 см. С точки зрении ситуационной экспертизы, о чем может свидетельствовать наличие такого следа?

– С достаточно большой степенью вероятности можно сказать, что в салон что-то втаскивали, причём на сиденье впереди. В любом случае пороховые газы должны были отразиться на следе, если он был оставлен ранее, чем произошли выстрелы, – констатировал Долинский.

И тут в атаку ринулись адвокаты «потерпевшего» – Рашида Казаватова, младшего брата жертвы, который стал инициатором уголовного преследования Сергея Петрова.

– Как часто вы исследовали выстрелы из пистолета с глушителем? – начал методично раскачивать Долинского адвокат Шарко-отец.

– В 90-е годы достаточно часто…

– Вы описывали траекторию вылета гильз. А где они будут находиться в случае рикошета о твёрдую поверхность – о потолок, стекло, дверь?

– Они будут рикошетить примерно об одно и то же место и падать рядом. Но вообще говорить о рикошете по отношению к гильзе не совсем правильно.

– Кто направляет стреляные пули и гильзы в пулегильзотеку?

На этот вопрос Виктору Долинскому оставалось лишь ответить, что эксперты занимаются исследованием, а распоряжаются вещдоками следователи.

– Вы пояснили суду, что при выстреле вылетает сурьма. Сколько по времени она держится на предметах, которые находились в помещении при производстве выстрела? В данном случае в автомашине? – присоединился к отцу адвокат Шарко-младший

– Продукты выстрела – это микрочастицы металлов. Медь, свинец, олово, сурьма, железо. Видно их только под электронным микроскопом. И поскольку это металл, то такие частицы не разлагаются и не испаряются. При выстреле в машине они осели, и если её не чистить, хоть десять лет там будут. Точно так же и с одеждой, и с рукой человека, который стрелял, – парировал специалист.

– Вы использовали при исследовании пуль и гильз штангенциркуль. Как давно производились его метрические исследования? Он ваш личный? Если нет, то предоставляла ли ваша организация право на использование измерительного инструмента в суде? – продолжал забрасывать Долинского вопросами Шарко-младший.

– У нас все приборы поверены. Что касается этого штангенциркуля – то поверяется прибор раз в три года, – отметил Виктор Евгеньевич, и тут же развёл руками, – удостоверение на право его ношения не выдаётся…

Услышав о поверке измерительных приборов, судья Закир Исрафилов счёл возможным завершить допрос специалиста. Но, похоже, слова о самопальном пистолете и киношном глушителе заставили его всерьёз задуматься…

 

                  Павел Луспекаев, «Конкретно.ру», на снимке – специалист Виктор Долинский осматривает пистолет в зале Верховного суда Республики Дагестан

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен