Срок за смерть

Врач уехал. Больной умер

 

– Оксана Александровна, как приняли приговор сидевшие в зале?

– Воцарилось гробовое молчание. Никто не ожидал, что врач получит реальное наказание – лишение свободы. На осужденного сразу надели наручники...

Мы беседуем с мировым судьей из Североморска Оксаной Широковой, которая провела не совсем обычный судебный процесс по обвинению врача скорой помощи Евгения Гурова по статье 124 ч. 2 УК РФ (неоказание помощи больному без уважительной причины, что повлекло по неосторожности смерть больного).

– Что-то не помню таких процессов, – заметила я.

– Да, мы по сути оказались первопроходцами, – ответила судья.

А случилось вот что.

В Североморск приехал работавший здесь ранее 46-летний майор медслужбы. Он уже уволился в запас. Семья жила в Вологодской области. Майору надо было оформлять пенсию. Как известно, вологодский поезд приходит рано утром. Человек весь день был на ногах, а вечером голодный зашел в магазин, где оказался и кафетерий, заказал спиртное и пирожки. Выпив, почувствовал себя плохо и упал, потеряв сознание.

Бармен сразу же вызвал милицию, полагая, что посетителя надо отправить в медвытрезвитель, рассказала далее судья. Сотрудники ОВД Североморска приехали моментально, увидели, что человек без сознания и позвонили в «скорую», поскольку в таком состоянии забирать его не имели права.

Вот тогда и прибыла бригада во главе с врачом Гуровым. Надо сказать, что в Североморске, как и обычно в ЗАТО, действуют и военные медицинские учреждения, и гражданские. И между ними есть договоренность: если бригада гражданской «скорой» выезжает к больному и видит, что он из воинской части, то везет его в госпиталь. Но в любом случае медики должны оказать первую помощь больному, а в экстренных случаях, как и было в этот раз, отвезти в лечебное учреждение.

Но, как установили следствие и суд, Гуров этого не сделал. Он даже не оказал первой помощи и не поставил диагноз. Узнав, что вызвана гарнизонная «скорая» тотчас уехал. Хотя работники милиции предлагали ему отвезти больного в сопровождении их машины со спецсигналом, чтобы побыстрее госпитализировать. Кстати, в Североморске до любой больницы 3-5 минут езды. А больной, практически умирающий человек, лежал на полу. Он уже посинел. Гарнизонная «скорая» была на другом вызове.

В это время в кафе зашли двое военных врачей. Увидев больного, они бросились к нему, стали делать искусственное дыхание, другие манипуляции, пытаясь человека реанимировать, потребовали срочно вызывать «скорую». Через некоторое время прибыла все та же бригада во главе с Гуровым. Но было уже поздно: человек умер...

– Оксана Александровна, насколько труден оказался этот процесс?

– Очень труден. Причем, в психологическом отношении. Необычно было видеть молодого образованного 27-летнего врача на скамье подсудимых. Он как профессионал поступил недостойно и, конечно, нарушил клятву Гиппократа. В суде присутствовал отец Гурова, тоже медик с большим стажем работы. Он очень переживал. Процесс проходил два с половиной дня в невероятном напряжении. Были опрошены многочисленные свидетели, которые видели всю картину гибели человека в кафе.

– Каков приговор?

– Дмитрий Гуров, – говорит судья Широкова, – признан виновным и приговорен к полутора годам лишения свободы в колонии-поселении. Кроме того, он лишен права заниматься врачебной деятельностью сроком на 2 года после выхода на свободу.

Осужденный и его адвокат, как выяснила редакция, направляли апелляционные и кассационные жалобы в вышестоящие инстанции. Сначала – в Североморский городской суд, где приговор оставили в силе. Затем жалоба была направлена в президиум Мурманского областного суда. Заседание вел председатель областного суда Игорь Пивцаев. Президиум постановил: приговор мирового судьи оставить без изменения.

В конце беседы Оксана Александровна сообщила: Гуров уже прибыл в колонию-поселение, где будет отбывать наказание.    

 

Зарема Боровая

Мурманский вестник

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен