АНТОН ЭММАНУИЛОВИЧ ДЕВИЕР генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга в 1718—1727 и 1744—1745 гг.

Свою карьеру Антон Эммануилович начал с должностей царского денщика и няньки-воспитателя при детях монарха. В 1710 г. Девиер посватался к сестре Меншикова Анне Даниловне. «Светлейший» встретил жениха кулаками, но благодаря вмешательству Петра I свадьбу все-таки сыграли.
В 1718 г. Антон Эммануилович стал первым генерал-полицмейстером Санкт-Петербурга. Формально он был подчинен Сенату и столичному генерал-губернатору, фактически – самому монарху. В своей деятельности Девиер руководствовался написанной царем инструкцией, согласно которой полиция не только следила за порядком в городе, но и выполняла ряд хозяйственных функций, а также обладала полномочиями судебной инстанции.
Однажды одноколка, в которой ехали царь и генерал-полицмейстер, застряла на переезде через канал у Новой Голландии из-за того, что несколько досок из мостика были украдены. Пока согнувшийся Девиер сдвигал доски так, чтобы можно было проехать, монарх лупил его по спине и бокам дубинкой, объясняя, что начальник полиции должен знать обо всем происходящем в городе. Затем оба сели в экипаж и продолжили поездку. После таких выволочек полицмейстер отыгрывался на подчиненных и обывателях, «трепетавших при одном звуке его имени». Кроме зуботычин, нарушителей порядка ожидали и серьезные наказания: за вывоз отходов в Неву – кнут и вечная каторга; за некачественный товар – первый раз кнут, второй раз каторга или смерть; за содержание притонов – кнут и каторга; за пение песен на улице – батоги и т.д.
Тем не менее Девиер имел репутацию не только строгого, но и неподкупного начальника, а потому постоянно «пакостил» нечистому на руку генерал-губернатору. Уже после смерти Петра I в одном частном разговоре Антон Эммануилович осудил намерение Меншикова породниться с наследником российского престола. Узнав об этом, «светлейший» убедил умирающую Екатерину подписать указ об аресте генерал-полицмейстера и еще нескольких его единомышленников. Девиер был приговорен к наказанию кнутом, «лишению чинов, чести и дарованных деревень» и ссылке в Сибирь. Двенадцать лет он провел в Жигановском зимовье в 800 верстах от Якутска и лишь в 1740 г. был назначен сборщиком ясака в Охотск. Здесь Антон Эммануилович вновь проявил свои административные дарования. Энергичными темпами он закончил снаряжение Второй Камчатской экспедиции Беринга, завершил строительство Охотского порта и попутно основал школу, превратившуюся впоследствии в штурманское училище сибирской флотилии.
Елизавета Петровна вернула Девиера в столицу и 17 декабря 1744 г. назначила его генерал-полицмейстером Петербурга. За свое недолгое второе правление он успел отметиться лишь тремя указами: запретил «вырубать деревья в рощах за Фонтанкой речкой» и купаться у Симеонова моста, а также приказал «пересадить березы, посаженные на Адмиралтейском лугу, на дорогу от Летнего дворца... до Невского проспекта в два ряда».
24 апреля 1745 г. заболевший Девиер удалился в отставку «вплоть до выздоровления». 6 июля 1745 г. он скончался и через три дня был похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.