ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ ЛОБАНОВ-РОСТОВСКИЙ генерал-губернатор Санкт-Петербурга в 1808—1809 гг.

Во время русско-турецкой войны участвовал в штурмах Очакова (1788) и Измаила (1790). После сражения при Мачине был послан в Петербург с донесением о победе. В польскую кампанию участвовал в штурме Варшавы (1794), получив чин бригадира и золотую шпагу с надписью «За храбрость». Император Павел I присвоил ему чин генерал-майора и назначил архангельским генерал-губернатором (1796). Однако уже через год Лобанов-Ростовский подал прощение об отставке, и тут же получил ее вместе с чином генерал-лейтенанта.
В 1806 г. Дмитрий Иванович вернулся на службу, и уже через несколько месяцев отправился в Тильзит для встречи с Наполеоном. Переговоры эти завершились подписанием Тильзитского мира и заключением союза между Россией и Францией (1807). В награду Лобанов-Ростовский получил от Александра I чин генерала от инфантерии, орден св. Александра Невского и 25 000 рублей наличными, а от Наполеона – фарфоровый сервиз и орден Почетного легиона.
С января 1808 г. по февраль 1809 г. Лобанов-Ростовский занимал должность петербургского генерал-губернатора. За свое недолгое пребывание на этом посту он успел создать фонарную команду в 200 человек «для исправнейшего освещения города». Кроме того, были произведены некоторые преобразования в столичной полиции: увеличился штат Управы Благочиния, ведавшей основными полицейскими делами, а также учреждены должности следственных приставов. Однако из-за расстроенного здоровья Дмитрий Иванович вторично вышел в отставку, получив за свою губернаторскую деятельность алмазные знаки к ордену св. Александра Невского.
После недолгого отдыха Лобанов-Ростовский был назначен генерал-губернатором Лифлянлии, Эстляндии и Курляндии. С началом Отечественной войны он был отозван из Риги и занялся формированием резервных дивизий на территории «от Ярославля до Воронежа». Затем в течение десяти лет (1817-1827) занимал пост министра юстиции. Как отмечал один из мемуаристов, «с начала вступления его [в должность] много было пустого шума; кричали, превозносили, осуждали… несколько раз его сменяли и заменяли…».
После восшествия на престол Николая I Дмитрий Иванович участвовал в суде над декабристами, предлагая бить кнутом зачинщиков смуты; когда же большинство высказалась за четвертование главных заговорщиков, князь Лобанов-Ростовский заявил государю, что «такая казнь неслыхана». Николай будто бы внял министру и собственной рукой начертил «повесить». Судя по всему, Дмитрий Иванович был достаточно заурядным администратором. При этом большинство современников относились к нему крайне неприязненно. Ф. Ф. Вигель писал, что «никогда еще ничтожество не было самолюбивее и злее, как в этом сокращенном человеке, в этом сердитом карле, у которого на маленькой калмыцкой харе резко было начертано грехопадение, не знаю, матери или бабки его». Историк Д. Н. Бантыш-Каменский был более корректен: «Как человек князь имел свои странности… не щадил себя ни в битвах, ни в Советах, несмотря на неравность последствий, потому что, действуя таким образом, там уничтожаешь врагов, а здесь их себе наживаешь».
Скончался князь Лобанов-Ростовский 25 июля 1838 г. в Петербурге и был похоронен близ Фарфорового завода на берегу Невы.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен