Спаси и сохрани

Когда этот молодой человек подходил к церкви или выходил из нее, то старинному христианскому обычаю становился лицом к храму, крестился и затем низко кланялся.
И мне, атеисту, воспитанному в духе коммунистической морали, было как-то странно – неужели он верит в Бога? Я думал: зачем это ему нужно? Зачем он посещает храм? Зачем старается соблюсти христианские обычаи?
Еще больше я удивился, когда увидел этого парня на городской встрече воинов-интернационалистов. Мы оказались за одним столом и познакомились.
Андрей Рогов воевал в Афганистане. Как и мы все. И, казалось бы, ничем не выделялся среди таких же, как он сам, парней. Только долго рассказывал нам о празднике Тысячелетия крещения Руси, на котором ему посчастливилось побывать в Киеве.
Мы увиделись с ним спустя год. За это время многое изменилось в нашей жизни. Страна повернулась к церкви лицом. На экранах телевизора и на газетных полосах стали появляться материалы на религиозные темы. Уже не преследуются партийными органами обряды крещения и венчания. Одним словом, похоже, мы возвращаемся к своим истокам, к своим старинным традициям.
Бывший воин-интернационалист выбрал православную веру. Он нашел себя в этой религии и считает, что служение Богу – самое тяжелое занятие на земле. И решил посвятить этому всю свою дальнейшую жизнь. Служитель церкви – не профессия: дар, который целиком зависит от воли Бога. Андрей дошел до этого осознания своим умом, будучи по натуре человеком любознательным и с детства любившим книги.
Отец Андрея был военным, и детство младшего Рогова прошло в морозной Сибири и на Дальнем Востоке. Дедушка и бабушка у Андрея были верующими, родители, наоборот, – атеистами. И Андрей рос, как все его сверстники, ярым безбожником. Как все советские школьники, был пионером, потом вступил в комсомол.
Но все же что-то таинственное притягивало и влекло юного Рогова к церкви. И когда Андрей стал студентом Владивостокского медицинского института, то начал тайно посещать храм. По семейным обстоятельствам институт не закончил. Семья в полном составе переехала на новое место жительства – в Тихвин.
Перед призывом в армию Андрей успел поработать слесарем на заводе «Трансмаш». Весной 1983 года был призван на действительную военную службу, а через десять месяцев попал в Афганистан.
Андрей Рогов служил на точке, в подразделении, выполнявшем задачу по охране трубопровода и автомобильной трассы, которая тянулась из советского города Кушка до афганского Шинданда. Застава находилась возле кишлака Мир-Канат (провинция Герат). Личный состав – два взвода, то есть всего 48 человек.
По прибытии на место службы рядовой Рогов какое-то время был поваром, затем попросился в пулеметчики. Участвовал в боевых операциях и засадах. Выезжал на охранение боевых колонн. И хотя заповедь гласит: «Не убий!», все же приходилось убивать. Ведь прежде всего он был солдатом, для которого приказ превыше заповедей. А как же вера?
В произведении митрополита Московского и Коломенского Филарета «Катехизис» на вопрос: «Всякое убийство есть беззаконие?» дается ответ: «Нет, не всякое. Если преступника карают смертью по законам правосудия. Если врага убивают на войне». А в Афганистане шла необъявленная кровопролитная война.
Заповедь же мусульман гласит: «Аллах разрешает убивать всех неверных». И встречались на поле брани люди, исповедующие ислам и христианство.
Находясь вдали от Родины, Андрей продолжал верить в Бога, только совсем тайно. Перед сном, под одеялом прочтет шепотом «Отче наш», перекрестится и засыпает. Перед боевыми действиями в душе молился, чтобы не погибали сослуживцы. Но на войне, как на войне. Он видел, как гибли соотечественники. На его глазах подорвался на мине земляк, к тому же одного призыва. К счастью, тот тихвинец остался жив, получив тяжелое ранение в голову и ноги.
В то время в армии, да и на гражданке, велась сильная атеистическая пропаганда, и если бы командование узнало, что Андрей верующий, не избежать ему назойливых бесед и нравоучений замполитов, а то посчитали бы за ненормального.
Бог, кажется, по мнению Андрея, его спас и сохранил. Не было у него ранений, не было контузий. Благополучно вернулся на Родину. Его вера в Бога там, в Афганистане, еще больше укрепилась. И поэтому уже дома Андрей решил, что нашел в религии правду жизни. С 1987 года он официально становится пономарем в Тихвинской церкви «Крылечко». Помогает настоятелю собора при богослужении.
А совсем недавно у Андрея были тяжелые экзамены. Он поступал в Минскую духовную семинарию. И хотя все экзамены сдал успешно, не прошел по конкурсу. Сейчас «афганец» Рогов – кандидат на свободное место для учебы в этой духовной семинарии.
<z>Валерий Панюков</z>
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен