Монолог неграмотного педагога

Игорь Дембовский, председатель Куйбышевского районного клуба «афганцев» и воинов запаса «Декабрист», начальник подросткового клуба «Юнармеец»
– Где-то в 1986 году нас собрали, сказали: ребята, создавайте клуб, дадим вам помещение. Идея была какая: народ пришел с войны бешеный, оторванность была дикая – ну, собрать «афганский» контингент, чтоб помогали друг другу. В течение двух лет мы самые первыми в Союзе это делали.
Начали заниматься хозяйственной деятельностью, появились деньги. Тридцать процентов пошло на благотворительность – матерям, инвалидам, сколько-то положили на подростковое объединение «Юнармеец». По смете, например, подростковому клубу выделяется шесть тысяч на год. А одна недавняя поездка в Анапу обошлась в пятнадцать. Спасибо исполкому – выделил. Правда, это пробивалось в течение шести месяцев: будто непонятно, что не всем подросткам района по душе пионерские лагеря. Пора и о других базах отдыха подумать.
Почему мы занимаемся подростками? Объясняю: во-первых, чтобы на улице не болтались. Мы первыми предложили, чтобы они свой клуб делали сами. У них есть дни спортивные, есть рабочие. Они здесь всему понемножку учатся: цемент мешать, потолки белить, гвозди забивать – мужчине это все пригодится. Хотя все это извращалось газетами всякими. Мол, «афганцы» – головорезы, убийцы, руки по локоть в крови, и детей им доверять нельзя. Сомнительные клубы. А мы чего хотим-то? Чтоб в наш клуб можно было прийти, видик посмотреть, на дискотеке поплясать.
То есть родной дом. Не так, как раньше – пришли, кого-то пощупали, морды друг другу набили, все оплевали, пошли. А педагог – женщина, желательно – которая работает за квартиру, еще за что-то – сидит, за голову держится.
Мальчика интересует... Что мальчика интересует? Прежде всего – тело, сила. Чтобы в армии не было таких, как Сакалаускас, чтобы их не трахали во все щели. Мы здесь ребят учим хоть за себя постоять. Но почему-то думают, что, если даем силу рукам и ногам, значит, больше ничего не даем. Это не так.
Ходим на выставки. Лекции к нам приходят читать. Кстати, признанные специалисты. Спортзалы – не главное. Главное, что здесь есть то, что объединяет подростков. А «афганцы» приходят в «Декабрист» посмотреть друг на друга, в домино поиграть, анекдоты порассказать, поохать, покрякать... Облегчение от этого есть. Типа церкви. Пришли, посмотрели: жив! Ну и порядок.
Здесь нет мордобоя, за это человек сразу бы исключался. Подростки должны выйти из «Юнармейца» людьми, и все. Чтобы не бухали очень интенсивно, потому что мимо все равно не пройдут. Перед армией все начинают квасить, драться на стороне. Мы этого запретить не можем, потому что такова жизнь. Мы тоже через это прошли, ну и глупо строить из себя грамотного педагога и делать большие удивленные глаза.
Сейчас думаем открывать разные производства, чтобы, если вернутся к нам после армии, могли получить работу.
Подростковый клуб должен сам себя окупать. Деньги должны заработать сами ребята. Например, в хозрасчетных секциях. Девочки, что, хотят шить? Варенку? Пусть шьют – сшила и продала. А клубу заплатила только за материал, рублей тридцать. У нас клуб бесплатный, мы еще вкладываем, чтоб тренеров хороших нанять.
Недавно из Анапы приехали. Там тоже все было на самоокупаемости. Пахали в совхозе. Днем работали (получили, кстати, неплохо), а вечером делали все, что хотели – в пределах разумного, только к десяти часам соберем их на построение – и отбой. Ну, пацаны полчаса полежат – и в окна. Мы на это глаза закрывали изредка: главное, чтобы утром на работу встали.
Политикой с детьми не занимаемся. По весне ходили слухи, что «Память» себе в «афганских» клубах вербует боевиков. Здесь не только «Память», здесь все партии были. Все нас агитировали: ребята, мол, мы даем вам деньги, а вы нас на демонстрациях охраняете. А такой паровоз, естественно, не полетит. На нас и так смотрят как на убийц. Не хотим мы иметь никаких дел с партиями. Ни одну не поддерживаем и не будем поддерживать. У нас свое – нас сначала пригнали в Афган, сейчас оттуда выгнали, и мы же во всем выходим виноватыми. А я не знаю, почему мы пошли на мусульман, что там искали. Чего взять с мальчика, которому восемнадцать лет, его отправляют на войну и говорят: «Байконур простреливается, угроза войны, защищай свою советскую Родину!» Патриотов делали, моральных таких. В результате мы вернулись и оказались всем чужие.
А теперь «афганских» инвалидов кооперативы берут для прикрытия по двое-трое, платят им по триста рублей, ну, может, больше, кто щедрый, и освобождаются от налогов. А инвалиду нужно не подачку кинуть, а помочь найти свое дело. Неважно, чем он займется – идеологией или кооператив откроет. У нас много таких – объединениями «афганцев» руководят и другим помогают подняться. Пострадавших, прежде всего, нужно вылечить, на ноги поставить. Нужна валюта, связи какие-то. Лечение дорого стоит. Государство этим не занимается и не будет заниматься. У них свое: теперь собираются засунуть наших ребят в Ирак. Те придут оттуда калечные, потом еще откуда-то придут... Сделали социалистических зомби. Когда у народа есть что-то – у кого пришельцы, у кого религия – он неподавляем. Вот нас и заставляют очереди отстаивать, раздобывать трусы, колготки, кому — презервативы... Кто – за колбасой, кто – за хлебом. Думать некогда.
Вообще в нашей стране все извращено. Политика, образование, воспитание. Армия... Наши вот пацаны в армию пойдут, из «Юнармейца». Мне лично она ничего хорошего не принесла. Все эти генералитеты раздутые будут армию защищать, потому что от нее кормятся. А однако же, товарищ из Германии прилетел на самолете и сел в Шереметьево. Вот тебе и защитники, проспали парня. Да еще и посадили ни за что. А он с миром летел.
Все извращено. Например, в школах сейчас приняли меры: если не успеваешь по пяти-шести предметам – выкидывают на улицу, неважно из какого класса. Это вообще дико. С детьми надо заниматься!
Помню, лет двадцать назад на Невском был подростковый клуб. Я маленький был, подошел, заглянул. Дядька здоровый вышел – бах мне оплеуху, чтоб не смотрел! Я через весь двор так и летел. Ну нормально! Такое воспитание. А у нас система другая: пацан в окно посмотрел – мы выскочили быстро, за шкирку его и в спортзал. Чтоб по улицам не болтался.
С какой программой меня по району депутатом выдвигали? С той же, что и на город. Ну, какая она?.. До чего ж вы вредные! Поменьше немножко... Девочки, я уже устал от всего этого. Давайте лучше я вам другое что-нибудь расскажу. Анекдот какой-нибудь...
<z>Светлана Пчелкина, Ирина Кириллова</z>
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен