Жизнь – государству, жилплощадь – соседям

Первая чеченская кампания 1995 года оборвала сотни молодых солдатских жизней, оставив родителей погибших один на один с горем и нередко с ощущением полного безразличия со стороны государственных учреждений власти. Семья Вафиных, проживающая на Средней Подъяческой улице в Санкт- Петербурге, вот уже десять лет ищет правды в судах. Пожилые люди надеются вернуть комнату, в которой был прописан их сын.

Февраль 1995 года принес в семью Владимира и Людмилы страшное известие – в ходе боевых действий на территории Чеченской республики погиб их 18-летний сын, солдат-срочник Сергей. После похорон сломленных горем родителей ждал второй удар: в августе 1995 года городская администрация без всякого судебного разбирательства «продала» комнату в коммунальной квартире, где был прописан Сергей. Покупателями стали соседи по коммуналке, которые таким своеобразным образом «выразили сочувствие» родственникам погибшего. Вплоть до 1993 года жилплощадь на 10-й Советской улице занимала бабушка Сергея. Вскоре по родственному обмену туда был прописан и сам молодой человек. Комнату сразу же хотели приватизировать, да те самые соседи были против.

Отметим, что позже Конституционный суд отменил эту практику, и подобные сделки стали проводиться без согласия с соседями по коммунальной квартире. Однако время было упущено, и приватизация комнаты отложена. Уходя на службу 4 мая 1994 года, Сергей Вафин выдал матери доверенность на распоряжение своим имуществом, что, выражаясь юридическим языком, доказывало его желание осуществить регистрацию права на недвижимое имущество.

Когда же ошеломленные родители кинулись искать правду в администрацию Смольнинского района, им подтвердили, что 12 февраля 1995 года соседка по квартире обратилась с просьбой предоставить ей освободившуюся комнату. Поэтому между Фондом имущества Санкт-Петербурга и соседкой Вафиных Даниловой был заключен договор купли-продажи. Вскоре состоялась и перепродажа – коммуналку расселили, и «добропорядочные» соседи заняли отдельную квартиру.

Вот уже двенадцать лет Людмила и Владимир Вафины пытаются доказать незаконность продажи комнаты. Все это время родители погибшего солдата писали в различные инстанции, отстаивая свое право на спорную площадь, в том числе в городскую и Генеральную прокуратуру. Не помогли ни ходатайства солдатских организаций, ни запросы депутатов Госдумы.

Первое судебное разбирательство состоялось в 1998 году. Однако решением Смольнинского суда Вафиным было отказано в удовлетворении иска к Администрации Петербурга о признании сделки недействительной. Судебная коллегия городского суда оставила решение без изменения, а кассационная жалоба осталась без удовлетворения…

Аргументы суда были таковы: соседи по коммунальной квартире имели полное право претендовать на жилплощадь, поскольку со смертью Сергея Вафина прекратились его права и обязанности как нанимателя.

Однако, по словам юристов, дело это не однозначно. Спустя двенадцать лет в нем по-прежнему много неясностей. Так, в частности, комната не могла быть признана освобожденной. Дело в том, что на день продажи – 29 августа 1995 года, комната Сергея являлась спорным объектом, ведь к этому времени мать погибшего неоднократно обращалась в Администрацию Центрального района и Жилищный комитет Мэрии Санкт-Петербурга с заявлениями о предоставлении жилплощади именно ей. Остается только удивляться, каким образом спорная комната могла быть продана до определения ее статуса?

Вызывает обоснованные сомнения и другой факт – правомочно ли считать Сергея нанимателем? Ведь согласно статье 234 Гражданского кодекса, «лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее им как своим собственным в течение пятнадцати лет, приобретает право собственности на это имущество». Также «лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является». А теперь напомним, что бабушка Сергея проживала в этой комнате в два раза дольше установленных законом сроков. А именно тридцать лет.

По сути Гражданского кодекса, семья Вафиных была добросовестным владельцем помещения, хотя и не произвела регистрацию в ГБР. Так являлась ли администрация Санкт-Петербурга собственником спорной комнаты, чтобы проводить сделки по отчуждению недвижимого имущества? Или это результат активности отдельно взятых чиновников? По крайней мере, судом данный факт подтвержден не был, равно как не было указано, к какому виду собственности относится данное жилое помещение.

И еще один момент. Вероятно, органы, рассматривавшие дело, не учли самого главного: Сергей Вафин погиб, исполняя свой воинский долг. Собственно говоря, по вине законодательства семья не смогла своевременно произвести приватизацию имущества, поскольку право на приватизацию жителей коммунальных квартир поставили в зависимость от согласия или несогласия соседей…

И все же хочется надеяться, что справедливость будет восстановлена.

Яна ПЛОТНИКОВА

22 МАРТА 2007, № 41 (2109)
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен