В погоне за золотом профсоюзов

Благородная цель профсоюзного движения – защита прав трудящихся. Однако набрать обороты российским профсоюзам, как ни странно, мешает внушительное наследство, оставшееся с советских времен. Точнее, не оно само, а какое-то чуть ли не хроническое неумение этим наследством распорядиться ради самих трудящихся. Речь идет о собственности, которая плавно перекочевала из советских профсоюзных организаций в ныне существующие и служит предметом для тягостных конфликтов. В этом смысле Северная столица – не исключение.

В Петербурге деятельность профсоюзов, как ни удивительно, чаще ассоциируется не столько с личностью их местного главы Владимира Дербина, сколько с ректором Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов Александром Запесоцким. Популярная персона не раз оказывалась в центре внимания. Львиную долю публикаций, конечно, посвящали пиару экс-диск-жокея, а позднее «модного» деятеля науки, активно стремящегося в академики. Впрочем, столь же часто Запесоцкий становился героем проблемных материалов, связанных именно с профсоюзным имуществом, в использовании которого как нельзя лучше проявились его уже не научные, но в большей степени административные таланты.

В свое время Александр Запесоцкий в одном из интервью даже заметил, что у нас следует искать не то чтобы золото партии, но скорее «следы золота профсоюзов». В этом смысле золотом стало университетское здание площадью 30 тыс. кв.м.– по статусу профсоюзное, но построенное в прежние времена, нелишне сказать, на государственные деньги.

Сегодня ректора называют богатым человеком. Не будем вдаваться в подробности того, как в России можно заработать хорошие деньги на образовании, но отметим: университетский корпус, равно как и другие профсоюзные объекты, так или иначе связываемые с этим учебным заведением, до сих пор находятся в несколько странном положении. Университет не прошел государственную регистрацию как объект собственности Федерации профсоюзов. Напрашивается вопрос: каким образом профсоюзная собственность не закреплена за ее, казалось бы, прямым владельцем?

С исчезновением советской профсоюзной системы возникло некое новообразование, нарекшее себя отстаивать интересы трудового люда и попутно претендующее на профсоюзную недвижимость. Конечно, в 90-х годах государственные активы с легкостью можно было пустить в оборот, и такая участь действительно постигла некоторые профсоюзные объекты. Но вот сегодня, когда ничего просто так уже не возьмешь, возникает проблема: стоит ли считать новые профсоюзы правопреемниками старых или нет? По всей видимости, пока этот вопрос не решится, статус профсоюзного наследства не будет определен.

Здесь-то и стоит принять во внимание те самые административные таланты господина Запесоцкого. Еще не забылась громкая история, связанная с профсоюзным лидером Петербурга Гарри Лысюком. Мощная кампания, направленная против профбосса, закончилась в итоге его отставкой. И хотя впоследствии Лысюк был восстановлен в должности, его место уже занял другой чиновник – Владимир Дербин. Позднее в городской прессе появились публикации, повествующие о том, что за всеми этими перестановками стоял именно Александр Запесоцкий, а одна из целей инициированного конфликта заключалась в том, чтобы утвердить редакцию университетского устава, которая, как писали СМИ, в кругах людей, знакомых с сутью проблемы, называлась не иначе как «бесконтрольной». Именно в ходе борьбы за устав «несогласный» Лысюк и был отлучен от Ленинградской федерации профсоюзов, президиум которой затем изменил свою точку зрения, на прямо противоположную. Журналисты предполагали, что, будь принята первоначальная редакция, тогда финансово-хозяйственная деятельность Университета оказалась бы весьма и весьма прозрачной для учредителей.

А что проверить нашлось бы. В частности то, как за несколько лет изменились права собственности на квартиру, расположенную на Каменноостровском проспекте, которая на правах долевой собственности принадлежала Университету. Квартира, равно как и особняк в Лисьем Носу, оказались отчужденными. Другой вопрос связан с тем, за счет каких средств аффилированные с Запе-соцким компании, в частности «Север-Телеком», приобрели контрольный пакет акций областной телекомпании «ЛОТ», который затем был успешно перепродан. Примечательно, что одним из учредителей «Север-Телеком» является Лариса Пасешникова, из-под пера которой в свое время вышла публикация, обличающая Гарри Лысюка. К тому же Пасешникова являлась начальником юридического отдела Университета профсоюзов, хотя уже в 2004 году именовала себя первым проректором.

Не менее интересной видится и судьба расположенного в пригороде учебного центра «Лахта», приспособленного для учебы и отдыха детей на коммерческой основе. Остается только догадываться, почему несколько построек, являвшихся, по сути, объектами незавершенного строительства, были переданы Советом курортов профсоюзов на баланс коммерческой организации ПКП «Источник». Ведь акт о приемке государственными органами не утверждался. Кроме того, спорным являлось и само право владения этими постройками, якобы закрепленное за профсоюзами. Прежде всего потому, что финансирование велось из государственных средств, а значит, владельцем имущества могла бы стать на полном основании Администрация Петербурга. Однако «Лахта» отошла в оперативное управление Гуманитарному университету профсоюзов. С другой стороны, ни Комитет по управлению городским имуществом, ни арбитражный суд, ни ГБР не признавали договор, заключенный между Всероссийской конфедерацией профсоюзов и Федерацией независимых профсоюзов. То есть этот договор не считали основанием для правомерного владения новыми хозяевами «старым» профсоюзным имуществом.

Есть еще множество примеров того, как нынешние профсоюзные организации пытаются распорядиться активами, оставшимися еще с прежних времен. Об этом регулярно пишут в прессе, но почему-то все остается на своих местах. Не потому ли, что отдельные лидеры, забыв об истинных целях профсоюзного движения, сначала отстояли свои интересы, наладили связи с сильными мира сего, и теперь их все труднее вывести на чистую воду? И все же мы продолжаем надеяться, что компетентные органы займутся исследованием вышеуказанных обстоятельств. Именно этот вопрос стоит адресовать работникам прокуратуры. Например, деятельному заместителю прокурора Петербурга Сергею Литвиненко. В ином случае движение в защиту прав трудящихся так и останется играть в России роль ширмы, за которой будут делить золото советских профсоюзов.

Игорь МАСЛЕННИКОВ

29 МАРТА 2007, № 44 (2112)
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен