Цена буквы закона

Отсутствие закона о культурно-исторической экспертизе может стоить Петербургу утраты многих уникальных зданий.

Для одних здания в историческом центре – краса и гордость Петербурга. А для других – просто сооружения, занимающие территорию, пригодную для застройки. К сожалению, с нынешними технологиями для застройщика проще и дешевле построить новое здание, чем отремонтировать старое. А для архитекторов престижнее строить в историческом центре, чем на окраине. Поэтому вокруг каждого предполагаемого «пятна застройки» разгорается подлинная битва, многие участники которой руководствуются, увы, далеко не высокими мотивами. Вот и появляются такие «шедевры», как зеркальный монстр торгового центра на Сенной площади или абсолютно невыразительное, но очень престижное здание вместо знаменитой стены на Манежной. А то, что потом их признают градостроительными ошибками, знаете ли, не утешает.

На заседании Совета по культурному наследию Санкт-Петербурга, состоявшемся 5 апреля в помещении КГИОП, один из участников произнес горькие слова: «Практика показывает, что лишение здания статуса вновь выявленного объекта культурно-исторического наследия почти неизбежно ведет к его сносу». Нет, конечно, краски в этом высказывании весьма густо положены. В городе достаточно вполне рядовых зданий, которые никто не собирается сносить. Однако отражают эти слова вполне современную тенденцию. И дело даже не в сносе старых зданий, это процесс неизбежный. А в том, что в пресловутой битве за «пятно застройки» КГИОП, который, как ни крути, является самым стойким и последовательным защитником Великого города, низведён из судей в положение защитника осаждённой крепости. И, к сожалению, федеральное законодательство весьма старательно проделывает бреши в ее стенах.

Можно не приходить в восторг от довоенной советской архитектуры, но это факт, что такая архитектура существовала, что у нее были свои стили и свои «звезды» и что она заслуживает своего определённого места в истории города. Висит же в Русском музее Малевич, и никто не призывает выбросить его картины, чтобы очистить стены.

Или возьмем универмаг «Фрунзенский», который был построен в 1938 году по проекту архитекторов братьев Катониных и Кирилла Иогансона. Он является частью одной из крупнейших и красивых городских магистралей, и нельзя сказать, чтобы он её портил. Последнее время зданию хронически не везло. В 1988 году после пожара универмаг закрыли, затем здание было восстановлено и несколько раз сменило собственника. Теперь речь идёт о сносе и строительстве на освободившемся месте очередного делового центра по проекту архитектора Нормана Фостера.

Конечно, новое строительство в городе идти должно, хотя после истории со второй сценой Мариинского театра к появлению творений «звезд архитектуры» с Запада в городе относятся, прямо скажем, не лучшим образом. Но, может быть, и вправду что-то приличное выстроят. Дело не в этом, а совсем в другом.

Во-первых, в бесцеремонности, с которой решается судьба охраняемого КГИОПом объекта. В «Ассоциации по сносу зданий» уже готовятся к выполнению заказа на снос Фрунзенского универмага – так, словно бы всё давно решено. Ведь собственник захотел, так чего тянуть!

Между тем не так все просто. Здание находится в перечне вновь выявленных объектов культурно-исторического наследия, то есть, вообще-то говоря, охраняется городом. Сплошная инвентаризация городской застройки ведётся еще с 70-х годов, и каждое здание, претендующее на то, чтобы являться памятником архитектуры, истории и культуры, вносится в этот список и спокойно ждет решения своей судьбы: станет ли оно памятником федерального или регионального уровня? Или возвратится в число рядовых зданий?

Дело это не быстрое, в перечне несколько тысяч объектов, а силы КГИОПа не так уж велики. Но процесс, как говорится, идет. Точнее, спокойно шёл до 2002 года, когда вышел новый закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) Российской Федерации». Он предписывал в течение года разобраться с этим перечнем.

Отсюда проистекает наше «во-вторых». Инструментом ускоренной сортировки списка должна стать культурно-историческая экспертиза. Вот только одна мелочь: подзаконный акт – методика проведения этой экспертизы – не разработан до сих пор. И теперь совершенно не ясно, как быть. С одной стороны, все сроки давно вышли, и, по идее, здания из перечня утратили право на охрану. А с другой – как можно определить статус объекта, не имея инструмента для этого?

Правда, есть ещё один выход. Собственник здания вправе сам, за свой счёт, заказать пресловутую экспертизу. В этом случае он может надеяться, что усилия пойти туда, не знаю куда, и принести то, не знаю что, принесут плоды, тем более сладкие для него. Ведь поскольку никто не знает, что такое культурно-историческая экспертиза, то лицензий на её проведение тоже не существует, и заниматься ею может кто угодно. А получив нужные результаты, начать продавливать свое видение судьбы здания, вплоть до превращения его в «пятно застройки».

Председатель КГИОП Вера Дементьева считает, что в создавшейся ситуации надо быстрее разрабатывать региональные нормы и руководствоваться ими. Вот только прошлый состав Законодательного собрания Петербурга с прошлого лета до нынешней весны так и не собрался принять соответствующий документ. А собственник, которому все это попросту надоело, так и не может понять, что он имеет право делать со своей собственностью.

Фрунзенский универмаг – это только пример, яркий и злободневный. Но подобные проблемы стоят в Петербурге, в прямом смысле слова, на каждом углу. В ситуации, когда нет закона, их решение зависит исключительно от доброй воли чиновников. И ничего хорошего тут нет…

Марина ЧЕРНОВА

12 АПРЕЛЯ 2007, № 51 (2119)