Время рока безвозвратно ушло?

А что клуб? Официально он существует до сих пор. И называется, как и в добрые старые времена, Ленинградский рок-клуб. И понятное дело, отмечает очередной день рождения. Но теперь это организация чисто номинальная – живет, как растение – пользы не приносит, спасибо, хоть не мешает. А каким рок-клуб запомнился музыкантам тогда, 20 лет назад, в период своего расцвета – в начале 80-х?
<z>Олег Гаркуша («АукцЫон»):
«Я решил создать организацию, подобную старому рок-клубу»</z>
– Каким был рок-клуб тогда? Ну что вы! На этот вопрос я ответить не могу, или мне придется слишком долго распинаться... Вот вы можете сказать – что такое счастье? Вы считаете, что рок-клуб понятие более приземленное? А по-моему нет. В свое время он изменил жизнь очень многих музыкантов. Причем изменил на 99 процентов. Хотя сейчас есть люди, которые не догадываются о том, что когда-то существовала такая организация, как Ленинградский рок-клуб.
<z>– А каким бы стал, на ваш взгляд, питер-ский рок, не появись в 81-м рок-клуб?</z>
– Наш рок никуда бы не делся – он все равно бы существовал. Ну играли бы по квартирам... Кстати, сейчас ведь происходит то же самое – я знаю огромное количество молодых музыкантов, которые играют по квартирам и не могут выйти на СВОЮ публику. Жалко ребят. Вы знаете, я даже решил создать организацию, подобную старому рок-клубу. Назову ее «Гаркундия».
Это будет центр объединения молодых музыкантов. Приходя в центр, ребята смогут общаться, обмениваться своими мыслями, идеями. Организуем мастер-классы (их будут проводить известные музыканты). Атмосферу Ленинградского рок-клуба нам, конечно, не перенять. Хотя хотелось бы, хотелось бы. Было бы неплохо, чтобы музыканты там встречались, «разыгрывались», ели. Ведь сейчас общности между музыкантами (к несчастью, а может, к счастью) нет. Да и старая гвардия сталкивается исключительно на концертах. Вот раньше, так сказать на заре рок-клуба, мы общались постоянно, вместе гулять ходили… Молодые, бесшабашные…
<z> – И на каком этапе создание центра «Гаркундия»?</z>
– Ведется работа по поиску помещения. Боюсь, что этот процесс затянется. Раньше лета появления центра ждать не приходится.
<z>Андрей Заблудовский (экс-гр. «Секрет», экс-гр. «Выход»):
«Не возникло бы «Алисы», не будь влияния «Аквариума»</z>
– В 1981-м году я впервые играл на сцене рок-клуба. Тогда я был участником группы «Выход». Очень нервничал – как-никак первый крупный концерт. Мероприятие представляло собой «солянку» – выступало множество команд. В том числе Майк Науменко, Борис Гребенщиков, Игорь Леонов. Там я с ними познакомился.
Воспоминания от той встречи, концерта и рок-клуба вообще у меня остались самые радужные.
Главное достоинство рок-клуба заключалось в том, что там можно было исполнять любые песни. Практически что угодно! Существовавшие литовки распространялись разве что на мат. Музыканты могли днем работать на стройке, в котельной, да где угодно – хоть на помойке, а вечером прийти в рок-клуб. Это было как… как хобби! Там не работали и не зарабатывали денег. Знаете, как в школе самодеятельность? Причем все группы были яркими и самобытными. «Зоопарк», «Аквариум», «Выход». В том числе и «Секрет». Кстати, когда «Секрет» выходил на сцену рок-клуба, мы не ожидали такого успеха. Тогда ведь как было принято, если выходишь на сцену – ты либо герой, бунтарь, ведущий к революции, либо панк, которому на все наплевать. А «Секрет» был явлением из ряда вон выходящим – мы вели себя естественно и никого не учили жизни.
<z>– Как вы считаете, группа «Секрет» и вы как музыкант состоялись бы, если бы на вашем пути не появился рок-клуб?</z>
– Состоялись бы и без рок-клуба. Не в этом дело! Рок-клуб – это другое состояние. Это было место, где огромное количество людей могло познакомиться. Все друг от друга что-то черпали – влияние было огромно. Я уверен, что никогда не возникло бы «Алисы» с Кинчевым, не будь влияния «Аквариума». А принимая во внимание тот факт, что Гребенщикова тогда можно было увидеть разве что на закрытом, законспирированном сейшене или в рок-клубе – вывод напрашивается сам собой. «Алисы» без рок-клуба попросту бы не существовало (во всяком случае, нынешней «Алисы»).
<z> – А как вы относитесь к тому, что Гаркуша думает воссоздать старый рок-клуб?</z>
– Я уже говорил, клуб – это другое состояние. Это не конкурс, не выступление за деньги, это то, что дарит ощущение кайфа.
А молодых команд много. Их должно быть много. Они сидят по точкам, по подвалам. Репетируют. И имеют возможность показать себя только знакомым. Хотя вне зависимости от того, хорошие это группы или плохие, они должны демонстрировать свои способности, должны учиться у других. Только так можно набраться уму-разуму. И рок-клуб им в этом отлично поможет.
<z>– Какие черты старого рок-клуба стоило бы сохранить, а от чего было бы недурно отказаться?</z>
– С высоты своих сорока с лишним лет я бы, наверное, сказал, что стоит отказаться от беспробудного пьянства. Хотя... Без этого, наверное, ничего не получится. Можно посоветовать не доходить до свинского состояния. Хотя… Черт его знает, может, и это необходимо. С одной стороны, хочется огородить молодых от ошибок, с другой понимаешь – если не будет ошибок, им будет нечего исправлять.
<z>Михаил Борзыкин (гр. «Телевизор»):
«Мы пришли в клуб с чистыми головами»
– Как развивался бы российский рок вообще и питерский в частности, не появись в 81-м Ленинградский рок-клуб?</z>
– Сложно сказать, что было бы, если бы клуб не возник. История не терпит сослагательного наклонения. Все шло своим чередом. К тому же создание рок-клуба было вынужденным шагом со стороны КГБ, иначе не ясно, – как бы развивались события.
<z>– Помните свое знакомство с рок-клубом?</z>
– Да, конечно. Наша группа общалась со «Странными играми» и «Аквариумом». Будучи завсегдатаями концертов рок-клуба, мы отлично представляли себе его атмосферу. Тогда концерты рок-музыки собирали не «народные массы», а ЭЛИТУ. Молодую, свободомыслящую интеллигенцию. Людей, которым не хватало свободы. И быть одним из них казалось мне почетным. Поэтому, когда мы решили вступить в рок-клуб, серьезно готовились.
Будет враньем сказать, что от рок-клуба у меня остались исключительно светлые воспоминания. Всякое бывало. Концерты, безусловно, приносили радость, а вот в области администрирования были и неприятные моменты.
<z>– Какие?</z>
– Мы пришли туда с чистыми головами. Вообще тогда в понятие рок-музыкант вкладывался особый смысл. В глазах общества – это человек, совершенно не перспективный в денежном плане, одним словом – дурак. Мы ожидали, что в рок-клубе денежные отношения не будут преобладать над человеческими. К сожалению, бог денег начал вмешиваться в искусство.
<z>– Не опишете атмосферу, царившую в рок-клубе 80-х?</z>
– Самым примечательным было желание каждой команды удивить всех остальных. Свой взгляд на мир, на музыку был своеобразной визитной карточкой коллектива. Мы каждый год создавали новые программы. И всегда думали: «Не дай бог окажемся похожими на кого-то».
Когда я наблюдаю за командами, мелькающими на экране, очевидно их желание походить на наиболее успешные группы. Эта особенность просто бросается в глаза. Возможно, после теракта мир изменился. И если привлечь внимание СМИ к молодым, пока не известным командам, единообразие исчезнет.
<z> – А сейчас есть нужда в полноценном, а не номинальном рок-клубе?</z>
– Мне кажется, есть. Я знаком со многими музыкантами, которые бьются с непониманием родных, безразличием СМИ. Они выпускают альбом за альбомом. Но то, что они создают – никому не нужно. Ребята спиваются, вешаются.
Есть другие музыканты, которые сидят дома, за компьютерами. Их встречаешь только в компьютерных магазинах. Конечно, этим ребятам хочется донести то, что они создали. Но такой возможности нет. Возможно, рок-клуб стал бы для молодых музыкантов первичной площадкой.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен