Кровавые битвы за место под солнцем

Антон Артамонов занимался недвижимостью около трех лет и считался в своей фирме едва ли не лучшим агентом. На работе его уважали и ценили. Товарищ Антона Кондратьев с интересом относился к деятельности своего друга, но он, судя по всему, считал, что недвижимость может приносить куда большую прибыль, чем какие-то жалкие агентские проценты. Метод в его голове сложился элементарный: достаточно всего лишь «замочить» владельца квартиры, по его документам продать ее и получить все целиком. Такой кардинальный и смелый подход к делу Артамонову понравился, и они, по версии следствия, принялись внедрять его в жизнь.
<z>Первый блин комом</z>
Прежде всего, как считает следствие, они пришли к выводу, что «клиент» должен быть одинок, чтобы активное вмешательство родственников, обеспокоенных исчезновением жертвы, все не испортило. Так что 56-летний Калинин, живущий один и мечтающий продать свою «хрущевку» стоимостью 11 тысяч долларов, чтобы с этими деньгами покататься по Европе, подходил идеально. Правда, у Калинина было много друзей – он был очень интересным человеком, начитанным, постоянно ходил в театры, играл в шахматы – его любили. И вот Артамонов с Кондратьевым взялись помочь ему с продажей квартиры. По некоторым данным, они периодически бывали у него в гостях, как по делу, так и просто с дружескими визитами. И вот в один из дней января-февраля 2001 года они пришли в очередной раз, захватив с собой веревку. А дальше, по материалам дела, все было, как в дешевых боевиках. Калинина долго избивали резиновыми дубинками с металлическими наконечниками, а под конец задушили веревкой. Труп вынесли и закопали неподалеку. Прихватив все документы убитого, Артамонов с Кондратьевым принялись оформлять фальшивую доверенность на его квартиру. Однако убить Калинина оказалось самым простым во всей этой махинации. Как было установлено следствием, за 2 тысячи долларов им помогли сделать фальшивую доверенность на имя Артамонова, заверенную подписью нотариуса Тосненского района Ирины Руденко. Но потом выяснилось, что официально квартира принадлежала покойной матери Калинина, и убийцы встали перед необходимостью оформлять наследство. В конечном итоге они выиграли суд, но это заняло уйму времени. Пока тянулась вся эта история, Артамонов с Кондратьевым, проанализировав свои ошибки, решили «попытать счастья» еще раз. Но теперь уже действовали умнее.
<z>Убийства на потоке</z>
Быстров с Гусевой тоже жили в «хрущевке», но четырехкомнатной, рыночной стоимостью 16 900 долларов. Накануне Быстров попал в автомобильную аварию, и деньги на лечение рассчитывал получить, обменяв свою квартиру на однокомнатную с доплатой. Поначалу их сделкой занималось агентство. Но когда Быстров встретил своего друга Кондратьева, с которым они вместе учились в школе в Мурманской области, он расторг предыдущий договор. Ведь Кондратьев предложил ему услуги лучшего риэлтера – Антона Артамонова. И тот пообещал по дружбе подыскать оптимальный вариант с максимумом прибыли и минимумом затрат. И действительно, следствием установлено, что довольно скоро Артамонов с Кондратьевым пришли уже с покупателем – неким Васильевым. В этот раз авантюристы решили с убийством не торопиться, а сначала заключить договор купли-продажи «вживую». Васильева они не посвящали во все тонкости своего «бизнеса», а просто пообещали ему 1000 долларов за участие в сделке в роли покупателя. Тот согласился, и договор был заключен. Дело оставалось за однокомнатной квартирой. Быстрова с Гусевой выписали в Лугу, в один из домов-развалюх, где прописаны толпы бомжующего народа. И вот, согласно материалам следствия, в одно из летних воскресений Артамонов с Кондратьевым зашли к Гусевой. Ее сожителя дома не было, и они очень мило пообщались. Гусеву задушили все той же веревкой, а труп оставили в квартире, засыпав пустыми коробками. С Быстровым договорились встретиться в машине, чтобы ехать смотреть вариант обмена. Поначалу тот хотел ехать вместе со Светой, но ее дома не оказалось. Ключа под ковриком тоже не было, что несколько удивило Сергея. Он вернулся в машину к Кондратьеву с Артамоновым, недоумевая, куда делась Гусева, и, возможно, в последние минуты своей жизни он понял, в чем дело. Труп Быстрова увезли на залив и там спрятали. Потом они вернулись за Гусевой и отнесли ее тело в подвал дома.
<z>Конец карьеры черного маклера</z>
7 августа по заявлению друзей Быстрова и Гусевой прокуратурой Кировского района было возбуждено дело об их исчезновении. Артамонова с Кондратьевым и Васильевым вызывали в качестве свидетелей, и они, не моргнув глазом, поведали, что знать ничего не знают. Васильев, мол, купил квартиру, а они ее продали женщине из Мурманска. Причем сами успели получить только половину стоимости жилья. Дело в том, что весть об исчезновении пары дошла до различных инстанций, и они медлили с выдачей необходимых справок, в том числе и «формы 9». Уголовное дело вел следователь прокуратуры Кировского района Геннадий Яшин. А тут как раз всплыло исчезновение Калинина. Его знакомые и раньше били тревогу по этому поводу, но прокуратуре данная ситуация стала известна только осенью прошлого года. При проверке выяснилось, что в квартире Калинина живет Кондратьев. Дальнейшая оперативно-следственная работа привела к раскрытию истины. Артамонова арестовали, а Кондратьев успел «исчезнуть» и объявлен сейчас в федеральный розыск.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен