Школа под колпаком

<z>Выбери меня… выбери меня</z>
Если провести некое исследование рынка охраны учебных заведений, то получается следующая, далеко не радужная, картина. В Петербурге примерно 740 школ, из них так или иначе охраняется 478.
Вариантов у образовательных учреждений немного: ниша, по большей части, занята вневедомственной охраной (бабушками и дедушками из бывшего ВОХРа), специализированными охранными предприятиями и доморощенными кустарями (зачастую не имеющими даже лицензии, что, мягко говоря, незаконно).
С УВО в преддверии учебного года договора на охрану из прошлогодних 162 школ города и области пока сохранили 145, остальные на распутье, оплата даже по минимальному тарифу влетает им в копеечку.
Частные охранные фирмы участвуют в процессе, но по минимуму – в пределах десятка из более чем тысячи официально зарегистрированных. Причина все та же – дорого для родителей, да и для предприятия нервные затраты не окупаются сполна.
<z>Деньги-деньги-дребеденьги…</z>
Оплата “на охрану школы” по городу колеблется в пределах от 10 до 50 рублей в месяц “с портфеля”. Выкладывают ее родители из своего личного кармана в кассу родительского комитета. Это в идеале. Но, учитывая несознательность некоторых “общественников”, нередко директору и учителям приходится самим вести бухгалтерию. Закон подобного не позволяет, но ситуация диктует свое.
Возникает логический вопрос – из чего выводится сумма? Во многом это зависит от того, какой уровень охраны выбирается. К примеру, затраты агентства – это зарплата охранникам, плюс налоги, плюс накладные расходы, итого в среднем в час 15–25 рублей (расценки колеблются). Время работы на 2 смены около 10 часов. По идее, полученная цифра должна совпасть со всем банком школы на охрану, однако на самом деле получается не совсем так.
Вот как описывает ситуацию Александр Христенко, директор охранного предприятия “Арес”: “Учебные заведения поставлены в ситуацию, когда они должны часть своих денег отдавать РОНО: мы получаем одну сумму, но со школьников собирают больше. Договор на охрану подписывается с РОНО, за печать и бухгалтерские услуги школы отдают отнюдь не маленький процент родительских денег. Если бы все собранные средства шли охранному предприятию (в принципе, как и должно быть), думаю, что количество профессионально охраняемых школ значительно увеличилось.
Вопрос финансов первоочередной (мы охраняем две гимназии), в принципе, это не особо выгодно, в среднем, весь доход сводится к полутора зарплатам охранника”.
<z>Тет-а-тет с директором</z>
– Произошли необратимые метаморфозы в школе, учителя стали лишь урокодателями, а дети – слепыми потребителями. Они даже книг не читают, приходят только послушать, – комментирует ситуацию директор одной из питерских школ, просивший не называть своего имени, – В
9-м классе на занятиях по культуре впервые узнают, что такое “гжель” и оренбургский платок. После обеда уже никого из педагогического состава нет в школе, народ на частных уроках и дополнительных подработках. Проблемы с безопасностью именно отсюда и начинаются, а потом уже выливаются в криминальные сводки.
А наша охрана на данный момент – все равно, что пустота. Раньше у нас был договор с ОП “Титан”, так школа горя не знала, но они с прошлого года подняли цены, пришлось отказаться.
<z>Приобретенный синдром командира</z>
В апреле профсоюз охранных предприятий “Законность и правопорядок” решил взять бразды правления в свои руки и по собственной инициативе провел круглый стол “Школа без опасности” с участием директоров учебных заведений и руководителей охранных предприятий. Владимиром Ломоносовым (заместителем председателя профсоюза “Законность и правопорядок”) была разработана соответствующая программа, прошло рабочее совещание у вице-губернатора Михаила Михайловского, создали рабочую группу по этому вопросу, все как положено. Практическую работу взял на себя профсоюз охранников.
“Разводящим” тучи над вьюношами решили поставить заместителя директора по безопасности (зампобеза). Предполагалось, что набирать их будут из бывших военных, имеющих связи с силовыми структурами (ФСБ, МВД). Обладая руководящими полномочиями, новые “замы” должны решать организационные, технические, экономические, юридические вопросы безопасности, а также осуществлять разыскные мероприятия в школе, для чего создавать под видом игры агентурную сеть. В общем, универсалы – знать все и вся, делать выводы и проводить профилактику. Что-то похожее на преподавателя ОБЖ, но с особыми полномочиями.
<z>Каждой школе по зампобезу</z>
Новые сотрудники должны появиться в школах №483, 488, 605 Выборгского района в середине сентября. А вместе с ними масса неразрешимых пока проблем. Как зампобез будет контактировать с детьми? Если еще не определены функциональные обязанности, полномочия, будет ли он преподавателем ОБЖ или обойдется личным столом в учительской и составлением картотеки на детей и родителей? Как представляют себе его взаимоотношения с милицейскими структурами, в которых, как известно, тоже своя иерархия? Ясно одно – даже к 1 сентября никто ничего конкретного сказать не мог. В Выборгском РОНО по спорным вопросам (а их немало) отвечают: “Будем думать, главное, чтобы не пострадали дети”. Учителя видят в новом “заме” скорее старого участкового в лучшем значении этого слова, а охранники склоняются к необходимости ведения им решительных силовых действий. Многие делают ставки на саму личность зампобеза-человека. В общем, что и как делать – неясно, но спросят с него.
Теперь вернемся к вопросу, с которого и следовало начинать – финансирование! Депутат ЗакСа Михаил Бродский, помощником которого, кстати, является Владимир Ломоносов, выделяет на эксперимент из резервного фонда средства в объеме 120 тысяч до конца финансового года (что составляет зарплату за 4 месяца 3
зампобезов, плюс налоги). В Комитете по образованию нам пояснили, что с точки зрения закона заместителей у директора может быть сколько угодно, главное утрясти квалификационные списки, а эксперимент – он и есть эксперимент. На данный момент механизм финансирования вызывает некие сомнения, так как деньги из депутатского фонда переводятся на Профсоюз, а каждая школа заключает с ним юридический договор. Один из вариантов: оформление ставки из фонда внеклассной работы, а разницу оплатит Профсоюз охранников.
Возникает и вопрос психологического свойства, как отнесутся заслуженные учителя, у которых голая ставка составляет всего 1,5 тысячи, к человеку без педагогического опыта, без разряда, получающего в 2-3 раза больше, и имеющего непонятно какие связи с силовыми структурами. Не превратится ли это в противостояние из идейных соображений и выживание новичка. Ведь кандидатуры зампобезов школе предлагает Профсоюз, где они и оформлены. При этом, по неподтвержденным данным, оплату новым замам назначили от 7 тысяч рублей, за меньшее бравые вояки отказываются работать (оно и понятно, мужикам семью кормить надо). А учителям как же? Михаил Бродский уверил нас, что больше директора новый сотрудник получать не будет…
По правде говоря, одной одиозной личностью в отдельно взятом пространстве проблему безопасности не решишь, и понимать это должны не только директора и учителя, но и чиновники, стремящиеся сделать как всегда.
<z>Стучать или не стучать – вот в чем вопрос
Вы никогда не задумывались, чем мотивировал Павлик Морозов “сдачу” родного отца? Ведь идейный паренек был, а теперь гляди-ка, просто ходячим анекдотом стал. Качество “стука” определяется, как известно, самой личностью, а вернее, ее жизненными принципами.
Александр Суслин, директор охранного предприятия “Патриот”:
– В том, что человек создает свою агентуру в школе, я не вижу ничего зазорного, в форме игры дети легко идут на контакт, это доказано хотя бы нашим опытом, я имею в виду отряды “Герой”. И свои морально-этические принципы по этому вопросу я могу отстоять... ну, хотя бы сегодняшней ситуацией в школах.</z>
  • 2 321
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен