Ультра-Питер

<z>Размножение делением</z>
Печально знаменитое Русское Национальное Единство появилось в Санкт-Петербурге еще в 1992 г., когда в город начала поступать газета «Русский порядок». Дальнейшая история РНЕ показала, что эта организация в той или иной степени находилась под контролем спецслужб. Так что когда кто-либо из баркашовцев пытался заняться чем-либо иным, кроме писания доносов на своих товарищей, ему быстро организовывали неприятности. В 1995 г. главой питерского отделения РНЕ стал Вячеслав К. Он резко увеличил численность организации, наладил выпуск газеты, провел несколько пикетов, один из которых так не понравился тогдашнему мэру города Анатолию Собчаку, что всех участников сходки арестовали. В Москве к инициативам питерских националистов отнеслись неодобрительно и, по слухам, посоветовали К. напасть на отделение милиции, а потом убить бывшего охранника Баркашова (кстати, его, говорят, действительно потом убили - видно, много знал о связях фюрера с «конторой»). К. не поддался на провокацию, и от него быстро избавились.
Через некоторое время из Воронежа был прислан новый наместник Лалочкин. После этого, по некоторым данным, половину членов организации выгнали за недостаточную верность курсу Баркашова. С лояльностью в организации было строго. Все следили за всеми. Как рассказывал бывший начальник службы безопасности питерского РНЕ, шпионить за ним заставляли собственную жену. Тем не менее, когда в РНЕ произошел раскол, Лалочкин тут же сдал Баркашова и отделился. Сейчас в городе действуют четыре враждебные организации РНЕ, но все они малочисленны и озабочены скорее поливанием друг друга грязью.
<z>Дайте нам денег!</z>
Если РНЕ спецслужбы использовали «втемную», то сегодня многие вчерашние оппозиционеры готовы открыто поддерживать власть. Среди питерских националистов выделяется бывший сотрудник милиции Юрий Беляев, свою политическую карьеру начавший в начале 90-х. Тогда он пришел в ленинградское движение «Отечество», затем в Национально-Республиканскую партию России и Народную национальную партию. В результате во всех трех движениях произошел раскол. Сам Беляев в качестве кандидата от националистов участвовал во многих выборах, никогда не набирая больше
5-7 %. Такое постоянное стремление проигрывать на первый взгляд кажется странным, но злые языки утверждают, что за этим кроется элементарное стремление заработать – одни кандидаты якобы просто платят за то, чтобы отнять часть голосов у конкурентов.
Теперь Беляев создал Партию Свободы, в газете которой в отношении Кремля прямо заявляется: «Хотите решать вопросы, решайте их! Дайте денег на националистическое движение». Надо думать, надежды на бюджетное финансирование вполне могут быть связаны с тем, что в прошлом году Беляев агитировал делегатов Съезда Националистов за «вертикаль власти». Резолюция в поддержку кандидатуры Владимира Путина на президентских выборах не прошла, хотя проект, если верить слухам, был очень хорошо профинансирован (всплывали неподтверж-денные данные о помощи
Промстройбанка).
Не менее предприимчивые личности окопались в Российской Коммунистической Рабочей партии, руководство которой находится в Санкт-Петербурге. Основанная товарищами Кноделем, Борнелинером и Тюлькиным, эта организация прославилась сбором подписей за досрочную отставку Владимира Яковлева. Народ подписывался очень активно, но потом эту затею бессребреники-марксисты неожиданно свернули, и у РКРП появился гигантский офис в центре города.
<z>Хорст Вессель «отдыхает»</z>
Перечисленные выше партии в политической жизни Петербурга погоды не делают. Но есть в городе и более непримиримые силы, в частности последователи Эдуарда Лимонова. Его Национал-большевистская партия появилась на берегах Невы еще в 1997 г. Нацболы выводили на улицы немногочисленные группы, и никто не знал, что это за люди со странными знаменами, где на красном фоне изображен белый круг и черные серп и молот. Потом эти сборища стали бесить милицию, и некоторое время чуть ли не каждое мероприятие НБП кончалось потасовкой. В конце концов лимоновцам разрешили проводить свои митинги. В результате в Санкт-Петербурге численность партии резко возросла, и местное отделение НБП стало самой крупной радикальной организацией города.
У нацболов достаточно серьезная репутация – сейчас, например, идет суд над Станиславом Михайловым из Металлостроя. Когда во время какого-то конфликта на него наставили пистолет двое кавказцев, одного из них лимоновец зарезал, а другого тяжело ранил.
Больше кавказцев приверженцы НБП, похоже, не любят только латышей. Эти чувства взаимны – трое нацболов, которые провели акцию протеста на башне Собора Святого Петра в Риге, получили по 15 лет за требование выпустить из латвийских тюрем советских ветеранов войны и предоставить избирательные права 700 000 русских «неграждан». В Санкт-Петербурге этот приговор встретили поджогом латышского консульства, которое с момента ареста в Латвии партизана Василия Кононова по несколько десятков раз в году закидывают баночками с краской и бутылками с зажигательной смесью. Кроме того, члены НБП нашли дорогу к сердцам депутатов област-ного Законодательного Собрания, которое приняло официальное постановление в поддержку их товарищей, сидящих сейчас в латышских изоляторах.
<z>Красный депутат ходит по электричкам</z>
Вероятнее всего, лимоновцам помог депутат Владимир Леонов. Бывший конструктор ракет и автор более чем ста изобретений подался когда-то в политику и, став членом движения «Трудовая Россия», выиграл выборы у себя в Гатчине. Леонов – достаточно не-
ординарная для депутата личность. Он, например, продолжает ездить на работу на электричках, распространяя там свою газету. Когда однажды на депутата напали хулиганы, несколькими профессиональными ударами он вывел их из строя (Леонов в молодости серьезно занимался боксом) и сдал в милицию. Никто не верил, что члена «Трудовой России» выберут в Законодательное Собрание еще раз, но Леонов не только ходил по электричкам, но и организовал постоянный прием избирателей, юридическую консультацию и выбил увеличение финансирования Гатчины. В результате он стал, пожалуй, чуть ли не единственным в России радикалом, которого выбрали на второй депутатский срок, а сейчас, вероятнее всего, выберут и на третий.
И Леонов, и лимоновцы являются активными членами местного Комитета Единых Действий, первоначально объединившего противников нового трудового кодекса. В комитет входят некоторые левые партии, независимый профсоюз 2-го трамвайного парка, профсоюзы докеров и рабочих таких мощнейших заводов, как ЛМЗ, Комбинат цветной печати. Наиболее успешной акцией Комитета был поход к резиденции полпреда президента в Северо-Западном округе Черкесова, когда несколько сотен человек перекрыли движение на Шпалерной улице. Еще раньше председатель профкома Комбината цветной печати Тамара Ведерникова организовала на своем предприятии рабочие выступления, результатом которых стал срыв приватизации комбината. Почти то же самое происходило на Выборгском ЦБК, разница лишь в конечном результате.
<z>Линия масс</z>
Подводя итоги, следует сказать, что, несмотря на относительную малочисленность экстремистов, их идеи явно завоевывают массы. Причем более всего настораживает, что такие организации, как НБП, популярны прежде всего среди молодежи. Непонятно, что с этим делать, так как все попытки ФСБ как-то ограничить активность партии, даже путем арестов, приводят к прямо противоположному результату. С другой стороны, разжигать национальную рознь в нашем городе практически не требуется – этнические столк-новения уже идут. В частности, случай с Михайловым произошел исключительно потому, что в поселке Металлострой развернулась настоящая война между кавказцами и русскими. Сейчас, похоже, боевые действия перекинулись и на другие районы. Так, несколько дней назад в Купчино азербайджанцем был убит боец СОБРа. Почти одновременно на площади Конституции произошла драка между азербайджанцами и русскими, завершившаяся смертью одного и ранением двух других участников столкновения.
Оба случая подробно освещены в газете «Новый Петербург» лидером Русской партии Николаем Бондариком. Этот журналист командовал ротой охраны Белого Дома в октябре 1993 г., в 1994 г. был арестован и по обвинению в убийстве отсидел в следственном изоляторе Кресты пять лет. Доказать факт убийства следствию не удалось, и, выйдя из тюрьмы, Бондарик сразу же стал одним из самых скандальных питерских политиков.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен