А Пантелеев-то ненастоящий

Казалось бы, к сенсации добавить уже нечего, все сказано и пересказано. Однако бывший начальник пресс-службы УВО Леонард Гаврилов сильно сомневается в том, что находка – это та самая буйная головушка. Оказывается, он созерцал настоящую несколько десятков лет тому назад. А ныне обнаруженный экземпляр, по его мнению, на оригинал не смахивает.
Действительно, путь головы от первоначального ее местонахождения на плечах Леньки до нынешнего пристанища в Университете выглядит несколько туманным. Говорят, что в 23-м году голову бандита, застреленного чекистом Бусько, отделили от тела и выставили в магазине на Невском проспекте. Таким вот своеобразным способом было решено успокоить горожан. Позднее, уже в 50-х годах, как рассказывает Гаврилов, голову случайно обнаружили в анатомическом театре Первого медицинского института. На «историческую реликвию» набрел директор музея криминалистики Владимир Андреев. Таким образом, голова перекочевала из института в музейные кладовые. Там с ней и ознакомился Леонард Гаврилов. Экспонат покоился в полукруглой банке, наполненной формалином. А на стекле было написано «Огнестрельное ранение головы. Леонид Пантелеев». После ликвидации музея в конце 60-х банка исчезла из поля зрения. И велико же было удивление Леонарда Гаврилова, когда этой весной какую-то голову, но уже в квадратной банке без каких-либо указующих надписей выдали за ту самую находку. Смущает еще и то, что в свое время очередной директор музея Борис Серебряков, пришедший на место Андреева, заявил, что лично утопил экспонат в Неве. Мол, хватит уже с бандюги земной славы.
Вот здесь и появляются неувязки. Другой сотрудник музея, Александр Дробышевский, работавший в одно время с Серебряковым, утверждает, что банку не утопили, а передали доктору наук Вадиму Петрову, который, собственно, и трудился в криминалистической лаборатории Университета. После ликвидации музея экспонат оказался бесхозным, а Петрову как раз было нужно нечто подобное для работ по восстановлению черт лица. Что касается версии об утоплении, то, по мнению Дробышевского, покойный Серебряков просто отвлек назойливых зевак, чтобы не мешали работать новому обладателю пантелеевской головы.
Превращение же банки из круглой в квадратную заслуженный криминалист объяснил следующим образом. Во времена существования музея посетителям из этических соображений голову Леньки не показывали. Разве что в порядке исключения демонстрировали блатным партийным экскурсантам. И вот во время одной из таких экскурсий банку достали с музейного стеллажа и вручили одной обкомовской тетушке. А та от испуга выпустила ее из рук. Банка упала на пол и треснула, а ее содержимое выкатилось наружу. Никаких особых мер тогда не предприняли, лишь залили трещину воском. Так что вполне вероятно, что уже позднее в университете многострадальную голову переложили в более надежную тару. В то же время Александр Дробышевский говорит, что голова Пантелеева, которую показывали по телевизору, мало похожа на то, что хранилось в музее. Сейчас в некоем мутном растворе плавают останки десятой свежести.
В общем, уже трудно доказать подмена ли это, или процессы разложения. А раз четких доказательств нет, значит сомнениям несть числа. На том и стоит наука. Сомневаются же в реальности бытия Шекспира.