Сатанисты на «службе» общества

Павел Яковлев увлекся оккультизмом на втором курсе. Из всех эзотерических учений более всего его привлек сатанизм. Вскоре молодой человек приобрел среди своих однокурсников и приятелей славу «мастера проклятий, черного мага и вождя темного войска людей с неустойчивой психикой». К весне 2000 года именно ему понесли новоявленные адепты сатанинского учения скрепленные кровью договоры с Князем тьмы. В обмен на души они должны были получить исполнение всех своих сокровенных желаний. Первыми в числе «договорников» стали сокурсник Яковлева по училищу Роман Гладилин и два его несовершеннолетних приятеля: Владимир Игнатов и Антон Ермаков. Пожалуй, именно с ними чаще всего вел Яковлев беседы на философские, эзотерические и мистические темы.
Так бы и продолжались мирные диспуты о сущности Сатаны и других тайнах запредельного, если бы к помощи Яковлева не прибег еще один его приятель – Ярослав Шарков. Тот пришел к другу с личной проблемой. За несколько месяцев до этого родители Ярослава, Сергей и Елена Ларионовы, расстались. Распад семьи и развод сопровождался серией скандалов. Уже после того, как в паспортах бывших супругов появился штамп о расторжении брака, Сергей Ларионов перебрался жить к своей молодой знакомой, 29-летней Татьяне Котовой, с которой к тому времени он был знаком около года.
Брошеная супруга не смирилась – она изводила соперницу телефонным звонками с угрозами и мечтала вернуть бывшего мужа. К лету 2000 года Ларионова пришла к выводу, что Котова – единственное для этого препятствие, и стала подыскивать способы ее устранения из жизни своего бывшего мужа. Она решила найти черного мага или экстрасенса, чтобы отвадить разлучницу.
Яковлев пообещал помочь приятелю. Он выслушал рассказ Ларионовой и заявил ей, что может решить проблему всего за 500 долларов. К сожалению, ни следствию, ни суду так и не удалось доподлинно установить, какого именно устранения соперницы желала Ларионова: ментального или физического. Поэтому женщина проходила по делу в качестве свидетельницы и не разделила с Павлом Яковлевым скамью подсудимых.
Как бы то ни было, сатанист решил устранить жертву вполне обычным способом, хотя и постарался обставить предстоящее убийство как некий мистический ритуал. Собственные руки марать кровью студент-сатанист не собирался. В исполнители он подобрал Гладилина, Игнатова и Ермакова. Своим последователям он объявил, что в городе появилась «черная ведьма, полностью вышедшая из-под контроля и высасывающая у людей жизнь». Ее, мол, и необходимо уничтожить, что, несомненно, будет угодно Сатане. Сам Яковлев, согласно плану, должен был взять на себя уничтожение с помощью специальных заклинаний ментальной сущности «ведьмы». На долю же остальной троицы выпадало ее физическое уничтожение. При этом, согласно ритуалу, на лбу жертвы следовало вырезать перевернутый крест, а затем тем же ножом пронзить ей сердце.
Подготовка к убийству шла полным ходом: Яковлев уже получил от Ларионовой фотографию жертвы, ее адрес и телефон. Однако подручные сатаниста вовремя сообразили, что их могут ждать серьезные неприятности еще при жизни, и сообщили о планируемом убийстве в милицию. В дело вмешались оперативники и задержали Яковлева в тот самый момент, когда он обрисовывал приятелям ход предстоящей операции (разговор фиксировался на аудиозаписывающую аппаратуру и стал одним из доказательств по делу).
Несмотря на «чистосердечное признание», написанное Яковлевым в первые дни после ареста, в суде студент-сатанист заявил, что стал жертвой оговора со стороны Гладилина, Ермакова и Игнатова и провокации со стороны оперативников. Сам он никому и никогда, мол, не угрожал убийством, никакой сектой не руководил, а лишь знакомил Гладилина, Ермакова и Игнатова со своим мировоззрением и вел с ними философские беседы. Ситуацию же с Котовой он хотел якобы разрешить исключительно эзотерическими методами. Адвокаты намекали суду, что признательные показания из Яковлева выбили недозволенными методами, и просили оправдать его за отсутствием состава преступления. Государственный обвинитель, напротив, счел, что вина сатаниста вполне доказана и попросил для него 13 лет колонии. Суд дал на 3 года меньше. Кроме того, ему придется выплатить Татьяне Котовой 10 тысяч рублей в возмещение моральных страданий – женщина, узнав, что едва не пала жертвой сатанистов, пережила тяжелый душевный стресс.
Знания широкой публики об этом учении не простираются дальше публикаций в «желтых» изданиях о «черных» мессах, кровавых ритуалах и сексуальных оргиях. Нет, все это в сатанизме есть, но помимо свального греха и жестокостей в нем есть и определенная философия, насчитывающая многотысячелетнюю традицию. В городе существует несколько мест их постоянных тусовок. В общении между собой члены секты используют прозвища и могут не знать настоящих имен и адресов друг друга. Подобная информация есть только у «старших».
Когда-то во всесильном КГБ изучением деяний поклонников Сатаны занимался целый отдел. Сегодня, когда сатанистов в городе значительно прибавилось, а деятельность их приобретает все большую широту, в ФСБ адептами Дьявола занимаются два человека.
На сегодняшний момент в петербургском сатанизме можно выделить как бы два слоя: внешний и внутренний. Внешний круг рассчитан на молодежь, падкую на антураж: черепа, кости, перстни, перевернутые кресты, кожаные жилетки в заклепках, кулоны с пентаграммами, определенное направление рок-музыки, вызывание духов и элементарную магию. Вся эта околосатанинская атрибутика – неплохой бизнес. Есть люди, которые на это живут. Такой «внешний» сатанизм выливается в хулиганско-погромные акции вроде ломания на старых городских кладбищах православных крестов. На серьезные сатанинские ритуалы у таких ребятишек не хватает ни выдумки, ни смелости, для них сатанизм – в большей степени имидж, шанс выделиться среди сверстников. Именно такие молодые ребята лет по 14–16 и составляют основную массу внешнего круга. По мнению одного такого бывшего сатаниста, с которым мне приходилось общаться, большинство из них умнеет и уходит из сатанизма. Те же, кто остается, в конце концов то ли в жертву себя приносит, то ли еще что-нибудь вроде этого. Другого выхода нет.
Внутренний круг сатанистов не в пример серьезнее внешнего. Им лет 20–25, есть и старше. Для них сатанизм – убеждение. Все они, как правило, люди образованные. В легальной жизни такие сатанисты могут быть коммерсантами, молодыми учеными, юристами, врачами. Они не стремятся увешаться сатанинской атрибутикой, полагая, что внутреннее убеждение гораздо серьезнее внешних знаков.
Вот что говорил о таких «старших» один из порвавших с сатанизмом:
– Ребята они серьезные. Стоят над малолетками. Имеют по два высших образования. Зарабатывают за счет продажи литературы, кассет. Могут загипнотизировать малых, а потом деньги с них снимают. Серьезные люди. У них способности к гипнозу есть. С подростками знакомятся в специальных магазинах... Подходят, спрашивают, предлагают с ними сходить, познакомиться с музыкой, книжками всякими. Потом начинается «лечение», наркотики проповедуются: ЛСД, галлюциногены. Не героин, нет – это больше у «бандитов». У этих таблетки, грибы.
Старших, в свою очередь, можно разделить на тех, кто дурит молодежи голову тайнами сатанизма, цинично превращая оккультизм в выгодный бизнес, и на тех, кто сам всерьез верит во все это. Оба варианта страшны – как и любая секта, сатанизм разрушает человеческую психику. Нередко адепты Князя тьмы спиваются, садятся на иглу, сходят с ума.
  • 1 577
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен