«Казанские» разборки

Владимир Рябинкин, официально числившийся скромным администратором торговой зоны у станции метро «Проспект Большевиков», по данным следствия на самом деле был достаточно влиятельным и известным в криминальном мире Северной столицы человеком. Там его больше знали под кличками Рябина и Андрей-Порш. Последнюю он получил за свое пристрастие к дорогим иномаркам.
После гибели Рябинкина у него на квартире был найден богатый фотоархив. На части фотографий убитый был запечатлен в обществе многих известных петербургских криминальных авторитетов в самых что ни на есть дружеских и приятельских мизансценах. В прошлом Рябина был мастером спорта по фехтованию, занимался боксом, оборудовал в квартире небольшой ринг с грушей. Вплоть до убийства ежедневно тренировался по несколько часов.
В последние месяцы жизни Рябина занимался оптовыми поставками мяса. А также длительное время обеспечивал «крышу» торговой зоне у «Проспекта Большевиков». Жизнь Рябинкин вел обеспеченную: лично владел двумя «мерседесами» и пользовался по доверенности еще несколькими престижными иномарками. Хранил дома незарегистрированное помповое ружье.
Одно время Рябина числился учредителем сразу четырех фирм, в том числе одного охранного предприятия. Поэтому до конца жизни у него сохранялась лицензия частного охранника. Но к моменту гибели Рябинкин формально оставался совладельцем только лишь одной компании, занимавшейся, помимо разнообразной коммерческой деятельности, еще и содержанием клубных учреждений, а также делами, связанными с религией.
В последний вечер своей жизни – 29 мая 2000 года – Рябинкин вернулся с деловой встречи. Машину, как обычно, оставил на ночь на автостоянке на Большеохтинском. До дома на Среднеохтинском проспекте Рябинкину нужно было пройти всего один квартал по Синявинской. На полпути он заметил, что его догоняют двое неизвестных. Рябина пустился бежать, надеясь на быстроту тренированных ног. Недолго думая, один из преследователей сунул руку в висевшую у него на плече спортивную сумку «Адидас», и тишину вечерней улицы разорвала дробь автомата. Чтобы окончательно свалить Рябину с ног, потребовалось четыре очереди.
Убийцы бросили сумку, из которой так и не вынули автомат, рядом с трупом и бегом бросились прочь с места преступления. Они добежали до Среднеохтинского проспекта, где их рядом со зданием районной администрации и прокуратуры поджидали два автомобиля «БМВ».
Убийц искала не только милиция. Встретиться с ними хотел и хороший знакомый Рябины – Эдуард Беньяминов. Ему удалось выйти на их след, но убийцы Рябинкина оказались более расторопными.
30 июня 2000 года Эдуард Беньяминов со своим сыном Саргоном, приятелем Дмитрием Интерманом и охранниками возвращался на дачу в поселке Репино. Машины миновали железнодорожный переезд и свернули к репинскому кладбищу – дача Бени Казанского располагалась не доезжая до погоста. Сразу за поворотом на лесную дорогу их ждала засада. Автоматные очереди изрешетили обе машины. Первыми же выстрелами Беньяминов и его 17-летний сын были убиты. Охранники пытались отстреливаться и погибли. С места трагедии убийцы скрылись на двух белых «Нивах».
Беньяминов имел довольно обширный бизнес. Причем, по данным следствия, в сферу его интересов попадал как легальный, так и тот, который принято называть «теневым». Был среди «его» объектов и рынок возле «Проспекта Большевиков». Для легализации деятельности на этом и ряде других рынков Рябинкин при помощи Беньяминова создал частное охранное предприятие «Кольчуга». Сами они в официальных учредителях новой структуры не значились. По документам эту роль выполняли Виктор Буянов, Юрий Мелинчук и Игорь Журавлев. Однако вскоре Рябинкин решил выйти из тени и стать легальным хозяином «Кольчуги» с получением контрольного пакета. Между ним и Буяновым, имевшим 65 процентов акций, возник серьезный конфликт. Официальные учредители не собирались поступаться своим положением и доходами, хотя и обещали подумать над возвратом средств, вложенных Рябинкиным в дело. Его финансовое положение на тот момент оставляло желать лучшего – перед чемпионатом мира по хоккею рынок у «Проспекта Большевиков» прикрыли. По доходам Рябинкина это нанесло серьезный удар. Он потребовал от учредителей «Кольчуги» поторопиться с возвратом денег. Но, похоже, те решили справиться с проблемой кардинально.
Беньяминова на момент гибели охраняли сотрудники «Кольчуги», хотя с Буяновым и другими руководителями предприятия его отношения сильно испортились. Буянов стремился оттеснить Беню Казанского от контроля за рядом коммерческих предприятий, в том числе над рынками у «Проспекта Большевиков», Кузнечным и Сенным. После гибели Рябины Буянов и несколько его приближенных пустились в бега. Говорят, что Беньяминов со своими людьми пытался найти беглецов, действуя достаточно жестко. Но его противники оказались проворнее. Расстрел Бени Казанского и его спутников поставил в противостоянии внутри «казанских» точку.
В апреле этого года сыщикам удалось задержать по подозрению в убийствах Рябинкина и Беньяминова Виктора Буянова и нескольких его подручных: Максима Жукова, Алексея Мельника и Максима Ситникова. Кроме них по делу проходят еще пять человек, обвиняемых по ряду других (помимо бандитизма и убийств) статей Уголовного кодекса.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен