Театральная мина

Не так давно отшумела история с обязательным компьютеризированием всех театральных касс города. Для интеллектуалов-обывателей это закончилось банальным удорожанием билетов. Правда, квиточки теперь имеют цивильный вид, но в остальном все осталось по-прежнему. К тому же обещанных удобств и планов залов со свободными местами в режиме online при продаже, на которые брошены немалые деньги, пока не наблюдается. Похоже, кто-то в очередной раз наложил лапу на доходный ручеек.
В январе раздались первые раскаты скандала, связанного с реконструкцией Мариинского театра и архитектурного комплекса Новая Голландия. Чем закончится история с проектом архитектора Эрика Мосса – услышим, возможно, в апреле. Когда определится победитель объявленного после поднятой общественностью шумихи независимого конкурса. Понятно одно, что около- и театральные круги – место, где всегда можно поживиться, покуда есть доход.
<z>Розга для актера</z>
О-о-о… какое наслаждение залезть в корзину с грязным бельем и… вдыхать, вдыхать запах слухов, сплетен и наговоров. Любое культурное учреждение славится своими скелетами в шкафу. Согласитесь, чем не развлечение! Однако в каждой сплетне есть доля правды…
Театр-фестиваль «Балтийский дом» знаменит тем, что в последние годы стал культурной «крышей» для стран Балтии. Осенний театральный фестиваль «Балтдом», руководителем и идейным вдохновителем которого является сам директор Сергей Шуб, известен, и ожидается театралами с затаенным дыханием. Правда, поговаривают, что в последнее время культурное мероприятие удалось превратить в неплохую экономическую акцию. Что ж, слава и почет менеджерским талантам руководства. Еще Балтдом обладает достаточно привилегированным положением «при Смольном», юным коллективом театральных дарований и получает государственные гранты.
В околотеатральных кругах поговаривают, что внутренний климат в театре требует свежих потоков воздуха. По словам сотрудников, обстановка там напоминает полувоенную. Последний год творческому коллективу дирекция, как бы это сказать помягче, закручивает гайки. Если верить работникам Балтдома, периодически издаются приказы по театру, которые никто не видит. В них единоличной властью директора вводятся репрессивные меры по установлению жесткой дисциплины. К примеру, отработав по-следний спектакль, сотрудники обязаны спустя 15 минут покинуть грим-уборные, а до одиннадцати вечера помещение театра. Понятно, что технический персонал сделать это, может, и успеет, но скомандовать творческому «на старт, внимание, марш…» просто нереально. Когда же разгримироваться, провести «разбор полетов», ну и хоть чуть-чуть прийти в себя.
Сергея Шуба, наверное, можно понять. Поговаривают, что не так давно на него было совершено покушение. В кабинете на столе была разлита ртуть, после этого директора ни-кто не видит в одиночестве – его
всегда сопровождает бравый орел-охранник. Чего опасаться мирному носителю культуры в массы, можно лишь догадываться...
<z>Кушать хочется...</z>
Еще один показательный пример: сотрудникам театра до сих пор непонятно, по какой причине было урезано количество талонов на питание в местной столовке. Стоимость рациона осталась прежней – 150 рублей на месяц. Но воспользоваться этой льготой отныне могут не все. Правда, так и осталось неясным, чем руководствовалась администрация при выборе «жертв».
Понятно, что актеры как дети, и им без розги нельзя. Но только в этом ли дело? В театре прошел слух, что будут введены некие загадочные договоры, которые лоббирует профсоюз работников культуры. Что принесет новая форма отношений с работодателем – пока неизвестно, но подозревают, что ничего хорошего.
Об отношении к сотрудникам со стороны директора в театре говорят недвусмысленно и в резких выражениях. И в связи с последними событиями многие уже давно думают о запасном аэродроме. К примеру, текучка кадров уже наблюдается, технический персонал, реквизиторы, костюмеры и гримеры меняются как перчатки, а это минус для спектаклей.
<z>Тили-бом, загорелся Кошкин дом</z>
Просматривая публикации послед-него времени о «Балтийском доме», корреспондент «Версии в Питере» натолкнулся на интересный факт. В сводке агентства Росбалт за 18 февраля этого года прошла информация о «преступлении, совершенном одной из сотрудниц театра. Следственным управлением Петроградского РУВД было возбуждено уголовное дело по статье 207 УК РФ (заведомо ложное сообщение об акте терроризма)». Сообщение вызвало вполне понятную заинтересованность – кто покусился на святая святых?
По словам очевидцев, предыстория события такова: всех сотрудников обязали при сдаче ключей от помещений в книге записей на пункте пожарной охраны подкреплять свой автограф словом «проверено». Тихо бунтуя против еще одного признака формализма, сотрудники отписывались, сперва… мирной фразой – «Проверено! Мин нет!». А в ночь на 16 февраля одна из сотрудниц, со здоровым чувством юмора начертала – «заминировано». С чистым сердцем отдала журнал вахтеру, который, кстати, должен проверять журнал после этого.
Спустя час все и завертелось: террористку прямо из дома увезли в отделение, театр проверили с собаками по полной программе, но, естественно, ничего не нашли. «Преступницу» промурыжили всю ночь и отпустили под подписку о невыезде.
По словам работников Балтдома, открытое уголовное дело – просто показательный процесс, чтобы другим неповадно было и знали свое место (ведь резонно предположить, что задержание производилось с молчаливого согласия администрации). Ясно, что конфликт можно было решить полюбовно, не вынося сор из избы. В данный момент, как нам пояснили в РУВД Петроградского района, дело закрыто по ст. 6 УПК. По словам представителей милиции, администрация театра в мирном разрешении конфликта так и не поучаствовала.
<z>«Могучий» развод</z>
Один из скандалов, который все же не удалось замолчать, так как СМИ разнесли это на хвосте,– развод Балт-дома с Формальным театром Андрея Могучего (мастодонтом театрального андеграунда). Конфликт зрел долгое время. Камнем преткновения стал вопрос аренды: 15 января закончился срок договора о возмещении эксплуатационных расходов, заключенного между Формальным театром и театром-фестивалем «Балтийский дом». Но поговаривают, что все намного сложнее.
Когда-то Шуб пустил бездомных на пядь земли под свою крышу. Экономическое соглашение заключили чисто формальное. К тому же в свое время Балтдом принял к себе на основании распоряжения Комитета по культуре три театра, помимо Формального театра, еще и театр «Фарсы» Виктора Крамера, и «Экспериментальная сцена» под руководством Анатолия Праудина, которые пока проживают по указанному адресу. Но кто же знал, что приблудные возьмут самые престижные награды, и именно их спектакли будут собирать аншлаги. Чего стоит одна только популярность уже культового спектакля «Школа для дураков».
Утверждают, что Могучему, как говорится, «за долю малую» и потерю творческой самостоятельности предложили и дальше творить под крылом Сергея Шуба. Однако Формальный театр остался гордым, но без крыши. Еще осенью режиссер оптимистично, но с достаточной долей иронии говорил, что Комитет по культуре обещает посодействовать в поиске жилища. Обещал, что как бы ни сложились обстоятельства, гордость Формального театра «за кордон» не увезет. Путь, которым пошел Адосинский и многие другие, считает слишком легким.
Стоит оговориться (и это мнение профессионалов), что именно благодаря театрам-спутникам «Балтийский дом» приобрел нынешнюю популярность.
<z>Фабрика спектаклей</z>
Чем берет Балтдом? Как говорят злые языки, не качеством, а количеством. Сделать десяток спектаклей за сезон – формально означает проделать
огромную работу и внести большой вклад в развитие культуры. За это театру грант, и можно дальше функционировать – шатко, валко, но все-таки.
Одна моя знакомая попыталась попасть на спектакль «Ритмы любви» режиссера Владимира Тыкке. В кассе был «совковый» ответ – «билетов нет». Присутствуя в тот день в зале, я видела заполненными только первые пять рядов. Признаться по совести, трудно представить себе, что в зале нет зрителя. Культура похода в театр сохранилась, и крики о том, что театр умер, не стоят выеденного яйца. Конечно, многие недовольны работой художественного руководителя театра и репертуарной политикой. Все же Балтдом – не самая худшая из театральных площадок. Но при этом зал регулярно наполняется процентов на десять, а билетов в кассе нет. Да и продвигает театр свои спектакли далеко не лучшим образом. Давно не видно в городе репертуарных или премьерных афиш. Поэтому создается ощущение, что администрации не до мирской суеты.
Резонно предположить, что за всем этим кроется продуманная политика с далеко идущими планам. Одна из версий, которая возникает сразу, – это создание из театра антрепризного варианта, типа постоянного фестиваля. Ведь ни для кого не секрет, что настоящие деньги театр зарабатывает сдачей в аренду своих огромных площадей, нередко устраивая прямо на сцене банкеты для фирм с тугим кошельком. Ну не кощунство ли!? Поэтому возможный вариант с антрепризой многим пришелся бы по душе. А городу?
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен