ИСТОРИЯ ОДНОГО КРЕДИТА

<z>Как в ломбарде</z>
В феврале 1991 года некоему ТОО «Интелсервис-гарант» (подрядной строительной организации с хорошей репутацией и серьезными заказами, в том числе и по долевому строительству) потребовался кредит в сумме 100 миллионов рублей. В соответствии с действующими до сих пор правилами, для получения денег необходимо предоставить гарантии и залог. Что и было сделано директором ТОО Ириной Соколовской. В качестве залога банку предложили недостроенный торговый комплекс в районе Комендантского аэродрома, на ул. Шаврова.
«Чудеса» с вышеозначенным кредитом начались с момента подписания договора между банком и клиентом. Трехэтажное здание площадью 1147 кв. м., являющееся собственностью «Интелсервис-гарант», было оценено кредитором в 102,5 миллиона рублей. В то же время, по справке ПИБа, его стоимость в 1994 году, то есть через три года после заключения сделки, составляла 1 729 миллионов. Здесь необходимо уточнить, что здание на Шаврова до сих пор находится в состоянии 90% готовности, т.е. за три года «консервации» его стоимость могла лишь уменьшиться (в том числе и по статье «амортизация»), но никак не возрасти. Получается, что в момент оформления кредита предлагаемый залог был оценен в 10 раз ниже его истинной стоимости.
Таким образом, оценка банком заложенного имущества, практически равнозначная сумме просимого кредита, позволяет предположить, что в случае невозврата кредита ПСБ, продав здание, не только с легкостью мог вернуть себе средства, но и получить хорошую прибыль. Но он этого делать не стал. События развивались по другому сценарию.
<z>Банк начинает и выигрывает</z>
Кредит был краткосрочным – на 2 месяца, однако в течение почти года договор продлевался, и на первоначально обозначенную сумму нарастали проценты. Вопрос о том, почему банк после годовой пролонгации не пошел на крутые меры по отношению к дебитору (должнику), остается открытым. Можно лишь предположить, что заместитель управляющего ПСБ г-жа Кукурузова просто не могла по иному отнестись к Ирине Соколовской – хозяйке и генеральному директору «Интелсервис-гарант». Дело в том, что обе дамы когда-то работали в одном ведомстве – Совете профсоюзов.
К 1994 году, когда взятые 100 миллионов превратились со всеми «накрутками» в 211 миллионов, терпение банка, видимо, истощилось. К моменту очередного пролонгирования договора Пром-стройбанк сделал ход конем: продал договор цессии (проще говоря, произвел переуступку кредита) АОЗТ «Элтон Интерпрайсез» (дата заключения договора – 22 сентября 1994 года).
Пикантность ситуации заключалась в том, что в случае невозврата средств банк имел право «получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества». Поэтому и переуступка прав на истребование кредита касалась только денег, т.е. 211 миллионов, но никак не здания.
Новый кредитор не стал особо церемониться и в конце 1994 года обратился в Арбитражный суд, где с успехом выиграл дело. Вернее, и «дела» как такового не было. «Интелсервис-гарант» не отказывался платить по долгам. Но средств на счетах фирмы не было, а по проигранному иску сумма долга составляла уже 217 миллионов.
Для того, чтобы расплатиться по кредиту, в 1995 году Ирина Соколовская нашла покупателя на здание: за 500 миллионов рублей его решает приобрести ТОО «Сфера».
<z>Информация к размышлению:</z>
В правоохранительных органах с подозрением относятся к операциям по переуступке долгов. Договор цессии дает довольно много возможностей для разного рода афер.
В качестве примера можно привести одно из самых крупных расследований сотрудников СЗУВДТ в 1999 году. У Октябрьской железной дороги и ее дочерних предприятий появилось слишком много должников в регионах. ОЖД с «дочками» в какой-то момент перестали добиваться возврата долгов, а оформили договоры-цессии с несколькими питерскими фирмами. Впоследствии выяснилось, что это были фирмы-однодневки. Получив долги ОЖД и свои проценты за услуги, они просто исчезли. И найти их не удалось, так как зарегистрированы они были по поддельным паспортам. Не смогли оперативники доказать и причастность к этой афере руководителей ОЖД и ее дочерних структур. Все концы (как и деньги) ушли в воду, и, судя по всему, безвозвратно.
<z>И того и другого, и побольше, пожалуйста</z>
«Сфера» фактически сразу перечислила Промстройбанку в счет погашения кредита за «Интелсервис-гарант» 100 миллионов рублей (т.е. примерно половину необходимой суммы). И ПСБ спокойно положил эту сумму на свои счета, видимо, «забыв» о том, что он переуступил ее другой организации – АОЗТ «Элтон Интерпрайсез».
Получается, что Промстройбанк получил прямой доход от кредита, выданного когда-то «Интелсервис-гарант». Ведь при заключении договора цессии «Элтон Интерпрайсез» перечислила на счета банка сумму переуступленного кредита еще в 1994 году. То есть практически за год до того, как «Сфера» внесла часть средств по плате кредита за «Интелсервис-гарант», банк вернул его в полном объеме.
<z>Информация к размышлению:</z>
Предположить, что «Элтон Интерпрайсез» не заплатил банку сумму переуступленного кредита, невозможно. Ни один банк не пойдет на то, чтобы просроченная задолженность осталась на счетах. Это экономически невыгодно и опасно. За любой выданный кредит в Фонд обязательного резервирования ЦБ банк платит из собственных средств: в первый месяц – 50% от суммы выданного кредита, через полгода – 90%, свыше полугода – 100%.
Тем не менее, спокойно «скушав» 100 миллионов от «Сферы», Промстройбанк так же спокойно уведомляет «Интелсервис-гарант» в мае 1995 года о том, что будет ставить вопрос перед АОЗТ «Элтон Интерпрайсез» об уменьшении суммы договора переуступки. Хотя по всем законам и правилам 100 миллионов, даже если они и поступили в банк (который «Сфера» считала истинным кредитором), должны были быть либо зачислены на счета АОЗТ «Элтон Интерпрайсез», либо положены на депозит, либо переведены в тот банк, где АОЗТ имело счета. А самое главное, все стороны этой тройной сделки с переуступками и продажами должны были быть уведомлены о приходе средств в счет погашения кредита. По всей видимости, этого сделано не было.
<z>Пристав-оборотень</z>
Соколовская заключила сделку купли-продажи со «Сферой» в начале мая 1995 года. А, судя по документам, на начало июля 1995 года здание на Шаврова было выставлено на торги старшим судебным исполнителем Приморского суда.
На момент вынесения Приморским федеральным судом своего определения сделка по купле-продаже здания между «Сферой» и «Интелсервис-гарант» находилась в стадии совершения, так как оговоренная сумма в 500 тысяч «Сферой» еще не была выплачена. Кстати, сама Ирина Соколовская утверждает, что понятия не имела о том, что принадлежащее ей, и практически проданное другой организации здание, было выставлено на аукцион по решению суда в пользу уже третьего претендента на торговый комплекс – «Элтон Интерпрайсез».
По закону, незавершенную сделку между «Интелсервис-гарант» и «Сферой» можно было оспорить, но не принимать ее во внимание – явное нарушение. И, тем не менее, здание было вы-ставлено на торги, и за него пытались получить его истинную цену – 1150 миллионов рублей.
Но торги не состоялись… из-за отсутствия покупателей. Схема «искусственного» снижения стоимости имущества тоже не нова. Ну нет покупателей за истинную цену. Нет – раз. Нет – два. Продано…
Таким образом, уже в июле на основании определения Приморского федерального суда здание было передано в собственность АОЗТ «Элтон Интерпрайсез». Хотя по утверждению Соколовской, даже при отсутствии средств на счетах имущества, на которое можно было наложить арест для обеспечения по иску у «Интелсервис-гарант» было достаточно: несколько легковых машин, установленное в комплексе торговое оборудование на сумму 700 тысяч.
Тем не менее самым лакомым куском оказалось здание, которое в итоге обошлось новому владельцу всего в сумму кредита – 217 миллионов рублей.
Все нити этой истории сходятся на Службе судебных приставов и суде Приморского района, вынесшем соответствующее определение. По мнению комментировавших ситуацию юристов – незаконное. Так как на производственные мощности (а торговый комплекс попадает под это определение) можно накладывать арест в самую последнюю очередь. Кроме того, выяснилась еще одна любопытная вещь. Судебный исполнитель Приморского суда г-жа Мержа подделала собственные документы, дающие ей право занимать соответствующую должность. Именно этот неприятный факт позволяет сейчас раскрутить цепочку назад, оспорив решение Службы судебных приставов и, собственно, решение Приморского суда.
  • 1 500
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен