Кураж главного режиссера

Но сам юбиляр ставит новые спектакли и не останавливается на достигнутом. Не успела выйти в свет «Яблочная леди», как уже начинается подготовка к масштабной постановке к 300-летию города. «Версия в Питере» попросила коллег режиссера обрисовать несколькими мазками образ «главного».
<z>Самвелл Мужикян
Свободный актер, исполнителей ролей в спектаклях «Кыся», «Эротикон», «Яблочная леди»</z>
– Я не раз говорил Льву Ильичу, что мне безумно импонирует его кураж во время работы. Ближе к премьере он более суетлив и возбужден, но в начале... Этот кураж дорогого стоит, потому что режиссер не делает своей работы «с холодным носом», без желания… Его задор и азарт заводят. Мне достаточно того, что он увлек меня, немножечко задел, а там уже я сам накручу то, что сочту нужным. Ощущение от работы с ним сродни тому, когда в грустную компанию входит веселый человек, подкупая и заряжая всех. Таких режиссеров мало.
Мне довелось участвовать в трех его проектах, и без ложной скромности скажу – он помог реализоваться. Кто бы другой дал сыграть в одном спектакле четыре характерные роли? Если он верит в человека, то полностью «включается» в него, вплоть до решения его жизненных проблем.
Кроме того, работа с Рахлиным возродила старое творческое содружество однокурсников (Дима Нагиев, Алексей Климушкин, Игорь Лифанов и я). Мы лет десять на одной сцене не встречались, но это не мешало нам придумывать разные «мульки» и «штучки». Что касается «притирки» с режиссером, то она произошла не сразу. Я понимаю, что мне нужно от него, а он понимает, что необходимо сказать мне.
Рахлин действительно очень плодовит, и это не минус. Не понимаю тех режиссеров, которые по году делают спектакли, за это время меняется очень многое, да и сам человек. Я не люблю такой театр и не пойду в него.
<z>Ольга Вардашева
Актриса театра Мюзик-холл, заслуженная артистка России</z>
Для меня он друг, мы вместе росли в искусстве. То, что он делал в молодости, было временами успешно, иногда нет. Но свой путь он прошел, и до сих пор к чему-то стремится и что-то ищет. В творчестве Рахлин не тиран, прислушивается к нашим задумкам. Может сказать «нет», но главное, что слышит.
В Мюзик-холле – огромном организме с балетом, акробатами, молодыми и взрослыми актерами (старыми их как-то неудобно называть) – ему удается ставить большие, объемные спектакли. Именно шоу в традициях мюзикла. К примеру, «Маскарад» по Лермонтову – для зрителя это полная неожиданность. В нем поют оперные певцы, на базе нашего балета, нашей сцены.
Его антреприза – это совсем другое. Он строит ее по известной формуле: две-три звезды, из которых делается спектакль. Как говорят в театральной среде, «должна быть «обезьяна» (в хорошем смысле), на которую люди и идут, а потом делают выводы – хорошо это или плохо».
По-моему, такая режиссерская разноплановость Рахлина только делает ему честь. Очень хотелось бы, чтобы наша актерская элита немного посерьезнее отнеслась к нему. Не сравнивали с папой и не думали: потянет или нет? На его «Безумный век» идут – это дорогого стоит.
<z>Анатолий Тукиш
Актер театра Мюзик-холл, заслуженный артист России</z>
Когда я дебютировал в Мюзик-холле в начале восьмидесятых, Лев Ильич был на подхвате. Папа не очень торопился уступать сыну... Обычное дело: отцы боятся, что дети их переплюнут. Но приятно, что Лева достойно превзошел своего отца как постановщик и режиссер.
Но он моложе, и время сейчас другое. Илья Яковлевич непревзойденный мастер больших глобальных социалистических концертов. Он режиссер-массовик, режиссер стадионов, поэтому все его спектакли отдают социализмом. Но люди с удовольствием его тоже смотрят…
Лев Рахлин вспыльчив, но тут же отходит, переживает, что крикнул на кого-то... Правда, кричит только в пылу, когда нужно доказать что-то, а твердолобый артист не понимает с восьмого раза. Я бы крикнул уже с третьего.
Лева добрый человек, в хорошем смысле. Без проблем может дать денег взаймы в немереном количестве.
По моему мнению, его самый большой успех – «Безумный век», в котором особенно удачно подобрана команда. Особенно по сравнению с «Леди», где есть некоторая перегруженность драматургией, текстом. В мюзикле должно быть минимально слов – это шоу и музыка.
Хочется, чтобы в следующем тридцатилетии он больше посвящал себя родному театру. Я понимаю, сейчас время такое – нужно зарабатывать деньги. Малонаселенная антреприза выгодна – посещаема, маленькая труппа, узнаваемые актеры, большие авторские гонорары. Хочется, чтобы ему повезло с какой-нибудь пьесой, на которую бы народ за километр стоял в очереди до Петроградской и спрашивали – а нет ли билетика у вас на мюзикл Льва Рахлина?
  • 1 342
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен