300 лет без туристов

<z>29 документов, или зарядка для турбизнеса</z>
По подсчетам социологов, в Санкт-Петербурге около пяти процентов населения тем или иным образом заняты в туриндустрии. Это почти столько же, сколько работает в правоохранительных органах. С конца прошлого года турфирмы начало нешуточно лихорадить – виной всему новый закон о лицензировании, вступивший в силу 11 февраля этого года. «Версия в Питере» уже затрагивала этот вопрос.
Суть проблемы в том, что турфирмам в срочном порядке предписали определиться с родом занятий: быть агентом (продавать туры в розницу) или оператором (создавать туры и торговать ими оптом). И, соответственно, на каждый вид получить новую лицензию. Как всегда документ готовили впопыхах – технология получения определилась только к моменту вступления закона в силу. Агентскую лицензию разрешили получать «по месту жительства», а по поводу операторской – в Первопрестольную. Понятно, что вал документов захлестнул департамент по туризму, в связи с чем было дано два месяца на раскачку. 10 апреля заканчивается последний срок работы по старым лицензиям. Из 14 тысяч зарегистрированных по стране фирм документы в департамент туризма подало около восьми, а получили лицензии примерно три. Грозит ли эта ситуация переделом туристического рынка, новой ценовой политикой, ухудшением качества услуг? Кто окажется «вне закона»? С этих вопросов и начался разговор на круглом столе, состоявшемся на прошлой неделе в Издательском доме «Оперативное прикрытие».
<z>Вера Коновалова, генеральный директор турфирмы «Санкт-Петербургский Спутник»</z>
– После вступления в действие закона мы держимся только на оптимизме. Возможно, новое положение имеет под собой цель отсечь подпольный туризм, отобрать реально работающие фирмы. Какое еще можно придумать логическое объяснение? С точки зрения стоимости оформления этой лицензии, то она оказалась дешевле, чем прошлая – международная лицензия. Предыдущая обошлась нам в 2000 году в 5 тысяч, а новые по 1 300 каждая. Оформляющие чиновники в Москве достаточно доброжелательно относятся к нам. Другое дело, что до сих пор от них нет ответа, недели две назад рассматривалось заявление только за номером 500, а у нас – 1700-й.
<z>Михаил Росман, генеральный директор туристической фирмы «Итта»</z>
– Отсеивать нелегальные, нечистые фирмы, по-моему, это дело правоохранительных органов. Новое лицензирование – это шанс для чиновника, которому нужно найти себе работу. А что это даст?
Пункт о необходимом стаже работы в туризме, не важно каким специалистом, хоть уборщицей, – явная недоработка. Не пойму, почему Москва должна выдавать эти лицензии – они что, лучше знают, к примеру, питерские или новгородские турфирмы? Ведь наш Комитет по туризму знает в лицо 70 процентов нормально работающих турфирм.
Для чего это делается? Улучшить чистоту туристического обслуживания не удастся – «серые» турфирмы как работали, так и будут работать. Зато уменьшится количества турфирм, чтобы проще было следить за финансовыми потоками за рубеж. Это разделение – первый шаг на пути к финансовым рискам.
Никого не могу обвинять, но напрашивается мысль о заинтересованном крупном монополисте. Что не вяжется с провозглашаемой поддержкой малого бизнеса в стране. В этих мелких фирмах работают в основном женщины от 30 до 50 лет. Где они себе найдут работу, когда везде требуются сотрудники от 25 до 40. То есть, определенный слой людей выбрасывается на улицу в интересах некой группы турфирм.
<z>Сергей Корнеев, директор Северо-Западного регионального отделения РАТА</z>
– Во всем мире существует разделение на операторскую и агентскую деятельность. Можно сравнить с заводом и с магазином – завод что-то делает, а магазин что-то продает.
В период подготовки Закона мы предлагали ввести еще одну лицензию на въездной и внутренний туризм, она была бы самая простая. Однако в Государственной думе сочли, что три лицензии для одного туризма – слишком много. Третью сняли – из-за этого получился парадокс. Требования к штату (не менее пяти и семи человек) вполне обоснованы для отправляющих операторов. Но принимающим достаточно двух-трех человек, а остальные обычно привлекаются по соглашению – экскурсоводы, транспорт. Получилось так, что третью лицензию выбросили, а соответствующие поправки не учли.
Изменения, конечно, можно внести, другое дело, что этого не любят делать сразу – закон должен отстоять,ся показать, как он работает.
Реально пострадали те, у кого лицензия могла еще действовать несколько лет. Правильнее было бы, безусловно, продлить действие старых лицензий или, как минимум, приравнять действующую лицензию к агентской. Хотя по деньгам это сумма не существенная, 1300 рублей в силах заплатить любая фирма.
<z>Николай Милоченко, генеральный директор туристической фирмы «Сити»</z>
– Наша радость оттого, что это «не так дорого», мне непонятна. Лично мне сто рублей просто так выкинуть в корзинку – жалко. И в том, что делается сейчас, не вижу никакого смысла. Я полгода назад купил себе новую лицензия, а теперь опять две. По логике вещей, если компания не оконфузилась, то работайте себе, пожалуйста. Вот мы существуем 14-й год, без претензий, и почему надо постоянно рвать на себе тельняшку и доказывать, что мы приличная компания.
В глаза бросается, что этот закон пронизан духом выездного туризма. Мы принимающая компания, я читаю и не вижу там про себя ничего. Тот, кто его писал, думал только о выездном туризме. Хотя сегодняшний чиновник прежде всего должен беспокоиться о въездном. Это ведь в интересах страны. А выезд – дело частных лиц и частных компаний.
Почему нам в законе должны определять количество работников? Кто такие работники, занимающиеся операторской или агентской деятельностью? Финансовый директор, менеджер по продажам относятся к ним? Чем мы будем подтверждать проверяющим, что мы взяли людей с соответствующим стажем.
Это еще одна петля, накинутая на всякий случай, чтобы потом нам создать неудобства и отнять лицензию. Может быть, по навету конкурента в нужный момент капкан защелкнется. Идея сертификации тоже была сформулирована очень грамотно, но закончилось все государственными поборами. Вы нам подсчитайте общую сумму – мы все за-платим, главное, чтобы не надо было собирать охапки бумаг.
<z>Марье Масса, консул республики Эстония</z>
– Мы являемся последним звеном, когда уже все трудности по лицензированию со стороны турфирмы преодолены. В прошлом году у нас в стране тоже была проведена замена старых лицензий, поэтому процесс хорошо знаком. Однако у нас сейчас все работают нормально. Что поразительно, многие российские фирмы надеются, что старые лицензии будут продлены до 10 июня. По моему мнению, избавление от «мертвых душ» – это совсем неплохо. К примеру, из 70 фирм, которые аккредитованы в нашем консульстве, активно работает только 30, что говорит о многом. На данный момент я видела лишь у семи фирм, с которыми мы работаем, новые лицензии.
<z>Алина Шендрикова, юрист Комитета по туризму администрации Санкт-Петербурга</z>
– На данный момент мы приняли 267 пакетов документов на турагентскую лицензию. Уже подписано два приказа на 120 и 96 фирм. Потрудиться за такой короткий срок, конечно, пришлось. Понятно, что положение не совсем проработано, но, тем не менее, все спорные вопросы принципиально трактуются в пользу фирм. Пока никто не ставил своей задачей найти какие-то изъяны в положении и на этом сыграть в минус турфирме. Ни разу не было, чтобы мы швыряли людям пакет с категоричным «у вас тут все неправильно».
И в Москве пока не было ни одного отказа. Несомненно, основной массив людей, который заранее сдал документы, обязательно получит новую лицензию к необходимому сроку. Кстати, стоит заметить, что разделение на два вида заставило многих задуматься над приоритетами. Люди иногда принципиально подают только на агентскую лицензию, их и так устраивает.
<z>Чартер в заклад даю</z>
При ближайшем рассмотрении выясняется, что сегодняшняя ситуация – не самое страшное. Турбизнесу может грозить более серьезное потрясение. Имеются в виду финансовые гарантии, вопрос о которых вскоре будет рассматриваться в Госдуме. Ситуация обострилась 3 года назад, когда в Болгарии были оставлены российские туристы. Был ужасный скандал, когда целый чартер из Болгарии, семьи с детьми, не смогли вылететь в Россию по вине московской фирмы, которая не проплатила обратный маршрут. Потом такая ситуация была дважды в Турции и в Египте. Это было связано с тем, что авиационные компании боролись за турфирмы и были согласны на любые условия, а турфирмы просто мошенничали. Тогда на десять процентов упал спрос на Болгарию, после этого на пять процентов упал спрос на Турцию. Потом ситуация выправилась, но за счет рекламы самих стран. Казалось бы, вполне разумно обезопасить потребителя от таких эксцессов. Но опять же, вопрос – как это будет сделано нашими законодателями?
<z>Сергей Корнеев</z>
– На данный момент существует три способа внедрения финансовых гарантий. Первый – это вариант банковской гарантии, замораживания большой суммы денег (стоимость чарта в один конец – 30–50 тысяч долларов). Мы категорически против, так как это потребует изъять из оборота фирмы живые деньги. Второй – когда банковская гарантия может перестраховываться в страховой компании. Этот путь более либеральный. Третий – страхование риска гражданской ответственности туроператора. Такой страховой продукт на рынке уже присутствует. Есть фирмы, которые работают по данной схеме, поскольку этого требуют заграничные партнеры. В частности американские филиалы и швейцарские компании. В Питере, кроме того, финансовые гарантии для крупных туроператоров уже действуют. Существует монополист – авиапредприятие «Пулково». Оно уже давно берет деппозитом с туроператора, бронирующего чартер, стоимость следующего перелета. У нас никто нигде не останется.
<z>Михаил Росман</z>
– В Питере держат чартеры всего 15 фирм. Объясните мне, пожалуйста, почему финансовые гарантии должны распространяться на всех? Я не работаю чартерами, а только регулярными рейсами. Ответственность за перевозку в данной ситуации несет авиакомпания. Я вынужден получить операторскую лицензию лишь для того, чтобы рассчитываться с иностранными партнерами, а могу угодить под финансовые гарантии.
<z>Николай Милоченко</z>
– Наличие жуликов и воров не должно обязывать всех нормальных граждан в складчину что-то страховать. Мы все, выходя на улицу, ужасно рискуем. Большинство компаний не работают с чартерами, а покупают индивидуально билеты и рисков никаких не имеют, но они тоже будут вынуждены платить. Это как раз таки тот капканчик в кустах, который может захлопнуться... Аннушка уже пролила масло, жди беды.
<z>Михаил Росман</z>
– На Западе данная схема существует, потому что там действует система отсроченных платежей. Но у них гарантии используются для расчета с гостиницами и фирмами, а не с клиентами. Поэтому кивки на заграницу абсолютно неправомерны в применении к России. Я не понимаю, почему мы все должны платить за тот чартер, который не собираемся брать. Берешь – страхуй, плати гарантию – нет вопросов. Логично, когда это делают только те, кто отвечают за перевозку.
ИД «ОП»: Сейчас европейские аэропорты в связи с повышенным шумом отказываются принимать российские самолеты, за исключением Ту-154М. Специалисты прогнозируют увеличение стоимости путевок на 30 процентов. Насколько это реально?
<z>Сергей Корнеев</z>
– В Пулково всего четырнадцать ТУ-154М. Произойдет усложнение вылета, туристам будут созданы неудобства. Возможно и удорожание. Большей частью это касается путевок в Испанию, Италию и отчасти Францию. Машины будут летать в свободное от регулярных рейсов время. Об этом уже объявлено. То есть туристам придется вылетать ночью или ранним утром, а кому приятно сидеть ночь в аэропорту. По нашим прогнозам, вылеты будут в будние дни, а не в субботу-воскресенье, как сейчас...
Это минус, особенно для тех, кто летит через Москву, потому что придется целый день ждать самолета. В будние дни технологически консульства дольше оформляют бумаги. Сейчас сложно прогнозировать подорожание, может и подешеветь, если самолет не будет заполняться – оператор будет продавать места по демпинговым ценам.
<z>Туристов не будет</z>
300-летие Петербурга неотвратимо надвигается. И что бы не декларировали официальные лица, положение у нас не самое лучшее. Громадные возможности тратятся вхолостую. На прошедшей выставке в Лондоне вся Россия была представлена очень и очень бледно, что уж говорить о Питере. А ведь именно реклама может дать нам обещанный вал туристов и «отбить» вложенные бюджетные деньги, которые потрачены на массовое празднование. Вроде бы на следующей выставке администрация обещает сделать большой представительский стенд, показать наши отели… Однако все это может быть поздно.
<z>Сергей Корнеев</z>
– По 300-летию проблема очень серьезная. С гостиницами у нас происходит нечто невообразимое. Под те проекты, которые озвучиваются, практически нет номерного фонда, чтобы принять людей. Сейчас все больше туристских фирм, которые вынуждены отказывать клиентам, потому что чувствуется нехватка гостиничных номеров.
Специалисты знают, чтобы раскрутить какое-то событие, нужно два-три года. И только тогда зарубежные партнеры берутся продавать это событие. Явно, что в связи с 300-летием большого туристского бума у нас не будет.
Учитывайте еще пропускную способность аэропорта Пулково, которая в четыре раза меньше, чем у Шереметьево. Ворота водные у нас ограничены, речной порт с трудом справляется с нагрузками, которые на него ложатся. Гостиницы в полной неопределенности по ценам. Все ждут. Администрация забросала их письмами с просьбой депонировать большие блоки мест для официальных визитов, при этом четкого графика мероприятий не представили. Сейчас их забронируют, а в случае отказа продать будет уже поздно.
Кроме того, средний обыватель в мире не знает о 300-летии Петербурга. Если бы деньги выделялись на продвижение юбилея 4 года назад, то мы бы могли рассчитывать. Возможно, пик будет, но в 2004–2005 году. И то если здесь все красиво организуют, и это покажут западные каналы. Почему люди едут на карнавал в Рио? Потому, что они это видели год назад.
Так что 2003 год мы упустили. А ведь можно было представить великолепный календарь уникальных юбилеев (300 лет Санкт-Петербургу, 1100 лет Пскову – родине российской демократии, 300 лет Петрозаводску, 1250 Старой Ладоге – первой столице Руси). Мы пытались это сделать, но ни одна административная структура не предоставила расписание праздников. Только сейчас мы имеем их календарь в Пскове и частично в Питере. Но и то до сих пор полной ясности нет.
<z>Николай Милоченко</z>
– За границей большую часть расходов на представление города на выставках оплачивает государство. Мы же сейчас выглядим совершенно бледно. Взять на себя пропаганду целого города ни одна компания не в силах. Нужны фильмы, роскошные проспекты, а не буклетик в три страницы. Выходит, государство в этом не заинтересовано.
К примеру, национальная администрация Египта полностью оплачивает турфирмам все затраты по участию в представлении на выставке. Израиль компенсирует 70 процентов. Маленькая Эстония находит возможность дотировать продвижение своего продукта на рынок, а Петербург – нет. Хотя потенциально мы можем собрать в несколько десятков раз больше туристов. Мы всегда говорим, что к следующему разу будет лучше, а потом опять все заваливаем. Увеличится поток туристов только после того, как будет какой-то триумф, а если оконфузимся, о чем может идти речь.
<z>Галина Подъелец, главный специалист комитета по внешним связям</z>
– Мы не должны чрезмерно сожалеть о том, что чего-то не доделали или не успели. Любая активность – это проекция в будущее, а, следовательно, наш потенциал. Тот эффект последействия, результат которого можно будет увидеть в 2004 или 2005 годах, он гораздо рентабельнее и значимее. Сейчас мы заняты плановой работой с целью представить город в самых разных ипостасях. Не так давно нам удалось выпустить каталог малых гостиниц (правда, небольшим тиражом), который пользуется популярностью и спросом на всех международных выставках. В апреле в Таллине пройдут дни Санкт-Петербурга.
<z>Марье Масса</z>
– Мы страна маленькая, и фирмы, соответственно, тоже. Поэтому на выставки и различные мероприятия представители турбизнеса выезжают вместе. Так это было и на MITT-2002 в Москве. Много средств для рекламы и поддержания туристической привлекательности тратит город Таллин из муниципального бюджета.
Пожалуй, круглый стол все же завершился на мажорной ноте – оптимизм наш удел. Ну «опоздали» сейчас, наверстаем в будущем. Хотя параллель с организацией Игр доброй воли в начале девяностых напрашивалась явная. Ну опростоволосимся еще раз. Не впервой.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен