Шпаги звон, как звон бокала!

Европейские боевые искусства и, в частности, фехтование активно реставрируются в последние годы. Кажется дикостью, что в XXI веке, когда интерес к истории столь велик, древнейшее и, пожалуй, самое зрелищное боевое искусство, уходящее корнями аж в античные времена, практически не исследовано. В музеях выставлены образцы оружия, доспехов различных эпох, а вот реконструкцией фехтовальной техники занимаются единичные исследователи. В нашем городе это небезызвестный Сергей Мишенев, автор книг и статей по истории фехтования, постановщик театральных боев и руководитель единственной в нашей стране студии классического европейского фехтования «Рипост».
<z>– Сергей Викторович, чем историческое фехтование отличается от спортивного?</z>
– Историческое фехтование – абсолютно любое фехтование вчерашнего дня, а истории фехтования приблизительно 5000 лет. Любой стиль боя, любая школа – есть историческое фехтование. Современный спортивный бой – это маленькая, очень условная грань этого искусства. И к историческим корням она имеет опосредованное отношение. Процесс развития фехтовальных школ завершился к началу XX века, после чего фехтование перестало развиваться как боевое искусство. А спорт, как параллельное течение, появился еще в XVIII веке.
<z>– Какими периодами фехтования вы преимущественно занимаетесь в студии?</z>
– Мы не зацикливаемся на какой-либо эпохе, этим занимаются клубы военно-исторической реконструкции. Основное направление, которым мы занимаемся, – классическое фехтование 18–19 века. С одной стороны, это фундамент, а с другой – вершина пирамиды, самое нужное и интересное, что когда-либо создавало человечество. Классическая школа рождается органично, постепенно. Если она утрачена, ее не восстановить. Мы занимаемся классической школой, поскольку это прямое искусство, которое мы унаследовали от наших тренеров. Все остальные виды – это реконструктивная область – то, что мы восстанавливаем по старинным учебникам и опытам в зале. Мы также занимаемся фехтованием на тяжелом оружии: мечах, шпагах, с кинжалами, с мечом и щитом.
<z>– В каких спектаклях вы ставили фехтовальные сцены?</z>
– Я ставлю бои в опере и драматических спектаклях. В начале 90-х работал с маленькими коллективами. В последнее время ставил бои в спектакле БДТ «Ромео и Джульетта», в Мариинском театре в операх «Макбет», «Отелло», «Обручение в монастыре» и др.
<z>– В театральных вузах актерам преподают фехтование. Достаточно ли того курса, которому их обучают?</z>
– Им преподают некое фехтовальное подобие, которое мешает в дальнейшем работать на сцене. Подчас приходится отучать актеров от того, что им вбили на занятиях, так называемого сценического фехтования. Казалось бы, нонсенс: в опере играют актеры с балетной подготовкой, но с ними работать легче.
<z>– Бывает, что вы ставите несколько поединков в одном спектакле, как в таком случае достигается разнообразие, зрелищность представления?</z>
– Если в одном спектакле несколько боев, то они должны быть разными, а если они будут серыми и однообразными, то зритель помрет от скуки. Спектакль «Ромео и Джульетта», шедший на сцене БДТ, насыщен схватками. Каждая из них отличается по характеру, по социальной группе, по оружию.
<z>– Чтобы передать историческую правду, не менее, чем техника боя, важны бытовые детали. Верно ли это?</z>
– Не всегда. Например, в «Ромео и Джульетте» были другие установки – условное оружие, символичные костюмы. Фехтовать можно чем угодно, даже стульями. Можно сражаться подлинным старинным оружием или точными копиями. Безусловно, фехтование тесно связано с предметом, но оно все же выше него. В подавляющем большинстве проектов, которые мы ставим в кино, театре, на телевидении действительно необходимо соблюсти историческую правду. Тогда мы поднимаем архив, исследуем костюмы, оружие нужной эпохи.
<z>– Вы когда-нибудь наблюдали в кино неверные действия, ошибки в фехтовальных сценах?</z>
– Надо переформулировать вопрос: видел ли я когда-нибудь в кино не ошибки, а правильные действия? По-настоящему хорошее фехтование в американском фильме «Скоромуж» 1954 года. Хотя в последнее время люди стали стараться. В некоторых фильмах бои поставлены неплохо, особенно на тяжелом оружии. Однако хороших примеров классического фехтование в кино нет. Если говорить о наших «Трех мушкетерах», к историческому фехтованию – фехтованию того времени – это не имеет никакого отношения. Ведь д'Артаньян не знал боевой стойки и выпада. Он фехтовал просто.
<z>– Часто ли вам предлагают работу в кино?</z>
– Я работал в картине «Чекист» на трюках широкого профиля, «Гроза над Русью», дублировал фехтующих актеров. В «Ермаке» ставил фехтовальные сцены, исполнял трюки и отчасти был постановщиком спецэффектов. Три года моей жизни были посвящены этому фильму. Каждый день ставил по 4–6 боев. Эта работа дала мне очень много опыта, но очень мало удовлетворения, потому что 99 процентов того, что было сделано нашей трюковой группой, в картину не вошло. В Каннах же фильм получил приз за трюковую работу. На мой взгляд, по духу личности Ермака трюков в картине должно было быть больше.
<z>– Насколько фехтование безопасно, бывают ли травмы?</z>
– Конечно, фехтование – это опасное боевое искусство, но серьезных травм на протяжении существования нашей студии, с 1974 года, ни разу не было. Чего нельзя сказать о разных самодеятельных коллективах, клубах военно-исторической реконструкции. Проткнутая ягодица, отрубленный палец, снятый скальп, выколотый глаз – такие примеры мне известны. И в этом нет ничего удивительного, фехтование не допускает легкомысленного и игрового отношения.
  • 1 251
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен