МЫ ЗАПЛАТИМ ЗА ВСЕ!

<z>Разведка боем</z>
Суть полученной информации заключалась в следующем: ЗАО «МПКК», председателем совета директоров которого является прибывший в 1985 году в Санкт-Петербург Ильгар Ахундов, получая якобы нелегальные доходы от массовых приписок произведенных работ, прямо нуждалось в том, чтобы эти доходы скрывались от российского правосудия. Налоговой полиции Кировского района было известно о том, что главный и единственный офис ЗАО «МПКК» расположен по адресу Сампсоньевский проспект, 66. В этом месте ранее существовал завод, который и был приобретен бизнесменом Ахундовым за чисто номинальную плату. Новоявленному владельцу настолько понравилось это приобретение, что он распорядился выставить на всеобщее обозрение крикливую надпись «1-й головной машиностроительный завод им. Ахундова». Последнее, по-видимому, является вообще отличительной чертой кавказских людей, которые сумели сделать себе карьеру на чужой стороне.
С целью проверки достоверности полученной оперативной информации работники налоговой полиции Кировского района приехали 28 марта на вышеуказанный завод и, в сопровождении физичесой защиты, потребовали того, что им, согласно закону, надлежит по праву: пройти на территорию вышеупомянутого концерна и произвести выемку документов, из содержания которых будет ясно, ошибаются они или нет в своих предположениях. Крепкие кирпичные стены завода, построенного еще в советское время, не позволили физической защите захватить врасплох офис Ахундова, и потому ушло примерно полчаса на телефонные переговоры. Когда же полицейские сумели проникнуть в здание бывшего заводоуправления, они обнаружили там лишь несколько человек, входящих в состав «концерна» ЗАО «МПКК».
Этот факт оперативникам был, конечно, известен заранее: весь состав концерна напоминал не более чем часть цыганского табора, которая собралась на заброшенных пакгаузах одного из городских вокзалов. Когда сотрудники физической защиты вбежали в хорошо охраняемое здание офиса, они наткнулись на забаррикадированные двери, которые приходилось брать фактически штурмом. Работники офиса старались изобразить полное непонимание происходящего, хотя уже как минимум полчаса из телефонных переговоров с проходной ясно понимали суть вторжения налоговой полиции. Вряд ли будет неправдоподобным то объяснение, что тянувшие время работники ЗАО «МПКК» попросту либо уничтожили уличающие их бумаги, или же надежно припрятали их. Когда работники полиции растеклись по коридорам, они могли лишь зафиксировать, что фактически потерпели неудачу.
Обыскав несколько кабинетов, в одном из них работники налоговой полиции обнаружили сына Ильгара Ахундова — Ильяса Ильгар-оглы. По имеющимся свидетельствам, этот юноша оказал оперативникам ожесточенное сопротивление, которое и было пресечено... Не будем строить здесь известных версий; с одной стороны, выходцы с юга достаточно вспыльчивы и горячи, а с другой — задержанных били и бьют во всех полициях мира! Но вот что говорят оперативные разработки. Ахундов-младший, по сути, является владельцем двух коммерческих организаций — ЗАО «Ленспецстрой» и ООО «Энергодорстрой». причем злые языки хором утверждают, что последней, крайне прибыльной фирмой Ильяс завладел якобы насильно, заставив при помощи хорошо спланированных угроз прежних учредителей «добровольно» выйти из руководящего состава предприятия. По свидетельству некоторых лиц из своего ближайшего окружения, Ильяс — типичный представитель «золотой молодежи»; часто посещает бары и рестораны, легко идет на конфликты и в нередких драках бывает столь беспричинно жесток, что его подозревают либо в склонности к патологическому садизму, либо к тайному употреблению наркотиков. Тем не менее Ахундов-младший являлся соучредителем общественной организации «Молодежное Единство», основанной под патронажем известной президентской партии, лидером которой до своего назначения министром МВД был Борис Грызлов. По некоторым данным, члены «Единства» не раз докладывали Грызлову, что Ильяс крайне нечистоплотен в денежных вопросах, но тот не стал глубоко вникать в суть этих мелких конфликтов.
Однако, как выяснилось позже, в офисе ЗАО «МПКК» находились лишь второстепенные документы, по содержанию которых нельзя было с полной уверенностью вести дальнейшие оперативные разработки.
Зачем мы здесь приводим подробности в общем-то малосимпатичной истории? Затем, дабы сравнить по достоинству права и возможности наших налоговых служб с их западными коллегами. На Западе нет ничего более отработанного и безжалостного, нежели службы по отслеживанию финансовых потоков. И если бы офис ЗАО «МПКК» атаковали не наши бесхитростные милиционеры, а спецслужбы Запада, вся эта публика уже через три минуты после приезда налоговиков плашмя лежала бы на полу, ожидая при малейшем шевелении удара прикладом автомата в затылок.
А общественное мнение западного мира целиком и полностью поддержало бы такие действия. Там очень не любят, когда деньги уходят в черные дыры.
<z>Беззаконие со служителями Закона</z>
Мы живем в мире перевернутых понятий. Зачастую в нашей стране вымогатель считается благодетелем, а защитник — общепризнанным врагом... Как ни странно, история с работниками налоговой полиции Кировского района подтверждает это печальное правило.
После инцидента в офисе ЗАО «МПКК» в нескольких газетах Санкт- Петербурга, а также в федеральных СМИ началась беспрецедентная кампания по одностороннему освещению вышеуказанных событий. Рассказывались сомнительные истории о «зверствах» физической защиты налоговой полиции: об избитых женщинах — сотрудницах ЗАО «МПКК», о творимом «беспределе», о пострадавшем Ильясе Ахундове. Во всем этом не было бы ничего странного, а может быть, даже и положительного (в конце концов, общественность имеет право знать правду), если бы не возникало стойкого ощущения, что эта информационная атака управляется из одного центра. И дальнейшие события отчасти подтверждают эту нашу версию.
Когда выяснилось, что полученных при обыске документов о деятельности ЗАО «МПКК» явно недостаточно для объективных выводов, председатель совета директоров ЗАО «МПКК» Ахундов-старший вместе со своим главным бухгалтером Бать были приглашены в налоговую полицию Кировского района с указанием — предоставить квартальный отчет о деятельности их концерна, а также все необходимые документы о хозяйственной деятельности их предприятия. Однако эти законные требования игнорируются с легкостью необыкновенной, и налоговиков посетил лишь главный инженер ЗАО «МПКК» Дробышев со своим адвокатом. Начались бесконечные и путанные объяснения, говорилось, например, что главбух предприятия в настоящий момент больна, потому придти не может, а часть документов она держит дома... Эта бесконечная сказка про белого бычка была тем единственным, что мог предоставить налоговикам ахундовский «концерн».
В сущности, по существующему законодательству, этих ответственных лиц работники налоговой полиции обязаны были доставить к себе силой, но «работа» средств массовой информации в защиту Ахундова оказалась на высоте, и это сдерживало налоговиков от совершения решительных шагов. Более того: в первых числах апреля 2002 года последовал телефонный звонок из Северо-Западного управления налоговой полиции, в котором содержалось указание представить все документы по поводу «налета» на ЗАО «МПКК». Документы, естественно, были представлены незамедлительно, но никаких серьезных претензий у инспекторов не оказалось.
В том же апреле месяце Ахундов написал официальную жалобу на имя начальника налоговой полиции Санкт-Петербурга генерала Кармацкого. Расследование изложенных фактов проводилось службой собственной безопасности этого высокого учреждения, однако никаких нарушений обнаружено не было.
По сути, главной мишенью всех этих наветов были инициаторы следственных действий против ахундовского «концерна» капитан Барков и старшие лейтенанты Тоболин и Полковников. И тогда за дело взялась прокуратура Выборгского района, по инициативе которой 9 июля 2002 года было возбуждено уголовное дело по статье 286 части 3 УК РФ (превышение должностных полномочий).
Но и этого инициаторам защиты Ахундова показалось мало. Видимо, не надеясь на то, что работники Выборгского района квалифицированно выполнят стоящую перед ними задачу, городская прокуратура взяла дело офицеров налоговой полиции Кировского района к себе. А дальнейшее производство было уже делом техники: под контроль следователя Новопольцева под этим предлогом попали на неизвестно какой срок и документы по той самой «темной» фирме, что подозревалась в отмывке денежных средств, и все документы налоговой инспекции Приморского района, где и состоит на учете ЗАО «МПКК». На сегодняшний день все концы этого дела похоронены весьма надежно.
А недавно прозвучал новый мощный аккорд во всей этой истории: по инициативе заместителя начальника Управления налоговой полиции Санкт-Петербурга Воронина с 27 августа началась комплексная проверка всего состава налоговой полиции Кировского района. Ради этого ее начальника даже досрочно вызвали из отпуска.
Так что наши российские налоговики еще долго будут завидовать своим западным коллегам.