Нефтешок и трепет крови

<z>Кому он нужен?</z>
«Остоять» насмерть – это, вообще говоря, из области маниакальной гиперсексуальности: пубертатный возраст при хорошем питании и плохом воспитании. Хотя чего стесняться? Саддам в прошлом тоже свой, но испортился. Это вначале он самым демократическим образом вырезал свою просоветскую компартию, припугнул иранских – они же антиамериканские – аятолл, подрезал кувейтских эмиров, рвавшихся в мировые банкиры. Прежний Саддам и в «опековском» общаке не крысятничал, и на ооновских «стрелках» за Штаты конкретно лапу тянул. Останься он пусть даже «изгоем», но проамериканским, в натуре бы процветал. Мирового злодея назначили бы из других. Кто, кстати, поставлял Саддаму оборудование двойного назначения, строил подземные чертоги и прикапывал в песок волокнистую оптику? Неужели Бен Ладен? Тот, кто доблестно пускал советские наливники в тартарары афганских ущелий? В 80-х это была «аd hoc» политика – и никакого терроризма. На второй день агрессии американцы вошли в соприкосновение с иракцами и сразу – к нефтевышкам. Это значит – ничего биохимического не боялись, и вообще – бизнес, знаете ли, ничего личного... А вы думали им нужен Саддам?
Разговор о нефти требует большей сосредоточенности. Ее достоверные, а не расчетные запасы составляют 165 млрд. тонн. В десятку наиболее богатых ею стран входят Саудовская Аравия (35 млрд. т), Канада (24), Ирак (15), Кувейт (13), ОАЭ (13), Иран (12), Венесуэла (11), Россия (8), Ливия (4), Нигерия (3). По другим данным, на 9-м месте – Мексика (4 млрд. т), на 10-м – Китай (3 млрд.). До 80 проц. всех мировых нефтезакупок приходится на Японию, Западную Европу и США. Их главным дилером выступает ОПЕК с 68 проц. мирового нефтепроизводства. Благодаря ее регулированию, 80 проц. ценовых колебаний происходит в диапазоне 15-25 долларов за баррель.
Теперь конкретно о Ближнем Востоке с его 60 процентами мировых запасов нефти при 26 – общеамериканских и 2 – западноевропейских. Сегодня США испытывают меньшую, чем Япония и Евросоюз (суммарно около 60 проц.), потребность в ближневосточной нефти, но сознают значимость этого региона, как минимум, с точки зрения, ее глобального ценообразования. Куда деваться: рост американской экономики гарантируют не выше 18 долларов за баррель. А российской – как раз наоборот: от 25 – 30-40 проц. нашего бюджета формируется за счет экспорта энергоносителей. И все же, нефтешоковая терапия обращена не столько к коррекции цен, сколько к контролю за рынком. Тем более что макроэкономическая стратегия Вашингтона направлена на консервацию собственных энергоресурсов, иранские скважины не более «международно подконтрольны», чем в нынешнем Ираке, а партнерство с саудитами – небезусловно.
<z>Цена «блицкрига»</z>
Сценарий скоротечной войны аналогичен «буре в стакане» – такой она была по макроэнергетическим последствиям. До начала той войны цена на нефть колебалась в пределах 25 долларов за баррель. После краткосрочного взлета до 56 долларов она успокоилась на 27-30 долларах. Считается, что это произошло благодаря задействованию стратегического резерва США: иначе было не удержать их евросоюзников. Сейчас этот резерв составляет 597 млн. тонн при потенциальной «вместимости» 700 млн. В случае скоротечной войны цена за баррель вряд ли успеет подняться выше 40 долларов. Прогноз на 2003 год – при поступлении иракской нефти на мировой рынок в прежних объемах – 25 долларов за баррель.
В случае затягивания войны на месяцы возможен рост цен на нефть до 50-60 долларов с весьма туманным прогнозом. Ведь за взлетом цен маячит угроза мировой экономической стагнации с последующим сокращением закупок главного энергетического сырья. Еще менее поддаются расчету среднесрочные последствия конфликта, особенно при распространении его на страны региона. В более долгой перспективе (от 7 лет) при крушении Саддама американские компании получат преимущественный доступ к иракским месторождениям, вполне возможно – с минимальным влиянием ОПЕК. Американские аппетиты характеризуются 30-50 процентами общеиракской добычи. И, скорее всего, контракты будут заключаться заново. Шансы российских компаний, по неофициальным данным, вложивших до 1,8 млрд., оцениваются как невысокие: во-первых, из-за формально ограниченных инвестиционных возможностей, во-вторых – а это главное – по политическим причинам. На этой «нисходящей» волне цена на нефть может упасть до 12-14 долларов за баррель. Как минимум, это означает свертывание строительства трубопровода Баку–Джейхан, поскольку западные компании предпочтут инвестировать более удобные иракские проекты. Пессимисты прогнозируют проблемы и с созданием другого трубопровода – Ангарск–Находка, а также глубоководного нефтетерминала в Мурманске: возрастание стоимости этих проектов повлечет за собой увеличение сроков их самоокупаемости.
Повторимся: за нефтешоком последует переформатирование мирового энергетического рынка при воцарении нового за ним «смотрящего». Но при любом развитии событий для начала нужно сберечь то, что потом подлежит наращиванию, то есть саддамовский нефтекомплекс. Отсюда у американцев и блеск в глазах, и трепет крови...
<z>Отдача не замучит?</z>
Впрочем, трепет – он о двух сторонах. Кем бы ни был Саддам тогда и теперь, бомбу под будущий «рынок» он уже заложил. Вне зависимости от исхода операции. Эта «бомба» зовется исламским реваншем-возмездием. И вряд ли припертый к стенке Саддам в одиночку колдует сегодня над ее запалом: уж больно велика цена грядущей нефтепертурбации – алгебра, кстати, слово арабское. А ислам – лишь переводится как покорность, самолюбие – у мусульман не переводится и даже растет. Только ли у мусульман? Миллионы не протестовали со времен Вьетнама. В исламской ли, иной среде сегодня происходит политическое зачатие нового «штурмана 11 сентября». С перспективой его возмужания как раз к открытию на месте башен-близнецов чего-нибудь лучезарно-хайтэковского, а заодно и боинго-притягательного. Если еще раньше не подвернется оказия передать «американской тете» какой-нибудь «антракс-монпансье». При кратно меньшем числе сочувствующих и менее подробном обратном адресе: кстати, и Усаму пока не нашли... Это – не апокалиптическая утопия. Американец Хантингтон еще в 70-х годах прошлого столетия предсказал столкновение цивилизаций и предупредил об опасности его провоцирования, особенно по христианско-исламскому разлому.
Чем грозит первотолчок к перекройке границ? Тем более – на Ближнем-Среднем Востоке? Палестино-израильскую границу можно объехать на велосипеде, а война длится уже дольше 50 лет! Не обогатится ли хроника иракской трагедии не предсказуемым по последствиям взрывом курдского повстанчества? В отличие от 4 миллионов палестинцев, курдов – 20 миллионов. Не менее прочих «сепаратистов» они не опускают оружия и ждут своего часа. Причем населяют они не только Ирак, но и Иран, Турцию, Сирию, Ливан при многих сотнях тысяч – в Европе и даже 200 тысячах в России. Ввод турецких войск на курдские земли – еще один запал, прежде всего под саму Турцию. Против кого будет воевать член НАТО, если курдское сопротивление перекинется на Север? Только ли ближний? Кстати, турок и курдов в Германии и Бельгии немногим меньше, чем прочих мусульман (4 млн.) во Франции. Суммарно – почти столько же, сколько на абы-как умиротворенных Балканах (6 млн.).
Что предпримет просвещенное человечество в случае шиито-суннитского столкновения в Ираке, которое сегодня инспирируется во имя искоренения режима суннита-Саддама? При склонности мусульман к самоорганизации по узкоконфессиональному признаку за 12 миллионами здешних шиитов может встать 60-миллионный Иран, а за 8 миллионами суннитов – почти миллиардный суннитский мир – в трудно рассчитываемой конфигурации и с репродуцированием региональных конфликтов по принципу домино. Кто готов размещать-кормить беженцев? Неужели 20 миллионов томов в библиотеке американского конгресса подобраны по цвету корешков?
Кстати, сам Саддам – кому изгой, а для многих его соотечественников – символ служения родине и той самой свободе, которую каждый понимает по-своему. Родине же – униженной и зовущей к отмщению. Нужно ли расшифровывать, что такое партизанская война? В Вашингтоне рассчитали, что 95 млрд. долларов хватит на утюжку Ирака с последующей багдадской пересменкой – ровно на 20 миллиардов больше, чем развеяно «бурей в пустыне». А дальше? Это у нас за «неуважительные» потери снимают комбата и снаряжают ротного с цинком и выпиской на компенсацию до 100 тысяч рублей. Их страховой агент куда въедливее и политически казуистичней: раз принесли «свободу», то почему в вас стреляют? Помнится, в Боснии с американского замкомдива Абизейда (он араб по имени Абу-Саид) вычли 7 баксов с копейками за какую-то ерундовую недостачу: вроде как его писарь лишнюю пачку дискет получил. Сегодня в Ираке – он зам. командующего 250-тысячной воюющей группировки, и потенциальные «недостачи» будут оцениваться совсем по-другому.
А пока жизнелюбивое англо-американское воинство забрасывает «непонятливых» иракцев «томагавками» и, возможно, скоро отыщет новые доказательства пресеченных биохимических амбиций Саддама. Или их муляж. Как в госсекретарской пробирке, продемонстрированной ооновскому совбезу. Тогда – вместо антракса – миру показали соль в вате... Без запаха нефти и крови.