Не всё то мюзикл...

Оглядываясь на Запад, российские шоумены вдруг почувствовали: вот она – новая золотая жила! И самоотверженно начали засматривать до дыр «Вестсайдскую историю», «Смешную девчонку», «Мою прекрасную леди», «Чикаго», «Кабаре», «Метро». Мировые шедевры с завидной для умирающей оперетты настойчивостью стали появляться на русских афишах.
Так в чем секрет и особенность этого музыкального жанра? На вопросы «Версии в Питере» отвечает Лев Рахлин, художественный руководитель петербургского театра Мюзик-холл.
– Мюзикл – это весьма широкое понятие, и границы его неисповедимы. С моей точки зрения классических канонов нет, но есть определенные особенности, присущие этому жанру. Возникший в противовес оперетте, которая, на мой взгляд, абсолютно иссякла как жанр, мюзикл имеет сложную литературную и музыкальную драматургию, профессиональную хореографию, качественное и высокопрофессиональное исполнение. Сюжеты его отвечают периодам времени в истории и политике.
Это, несомненно, явление культуры, и я уверен, что мюзикл немыслимо созвучен России и должен стать нашим жанром. Ажиотаж, появившийся в последнее время в связи с мюзиклами, может породить хороших исполнителей, музыкантов. Может быть, кто-то уже сейчас «пишет музыку в стол» и ждет своей очереди.
<z>– Как считает Лев Рахлин, главный мюзикл-мастер Питера, этот жанр прижился на русской почве или все еще впереди?</z>
– Прижился, и очень давно. Мюзик-холлу 38 лет, и он является единственным такого рода репертуарным театром в стране, у нас есть и ревю, и мюзиклы. Сейчас мы готовим к выпуску новый эпический мюзикл, основанный на историческом сюжете и сложной музыке Малера. Действие его происходит в Петербурге, на Заячьем острове. Это будет массовое зрелище, в котором задействовано около ста человек. Зрителя ждет практически детективная история в исполнении звезд Сергея Рогожина, Ольги Фаборской, Анатолия Тукиша и Людмилы Василевской.
<z>– Вы следите за развитием жанра в России. Что можно сказать о тех спектаклях, которые идут сегодня на площадках Москвы и Петербурга?</z>
– Наши российские спектакли – это пока копии зарубежных, но копии качественные и толковые. «Чикаго», «Notr Dame de Paris”, «42-я улица». Появляются и свои – «Норд-Ост».
<z>– И как выглядят наши актеры по сравнению с европейцами и американцами?</z>
– Скоро российские актеры выйдут на европейский уровень, ведь прямо сейчас происходит рождение национального русского мюзикла, с присущим нам романтизмом. Мюзикл «Чикаго» с успехом идет на русской сцене, но он не до конца понятен нашей публике. Русский мюзикл должен быть пропитан романтизмом, и тогда у него есть будущее.
<z>«Мюзикальная» всеядность</z>
«Мюзикл здесь, мюзикл там», – скажете вы; и как разобраться в этом длинном списке появившихся как грибы после дождя спектаклей?
Вот, например, привез на детские каникулы театр Натальи Сац мюзикл «Огниво». Откуда было народу знать, что и сами артисты считают его экспериментом и пробой?! Вроде и голоса прекрасные, и сказка Андерсена, и реклама столичная, а куража и изюминки не хватает, да и не выдержат сравнения с бродвейской сценой все эти собачки и солдатики.
Или прошедший недавно в рамках фестиваля «Играем мюзикл вместе» подаренный городу к 300-летию новый спектакль «Капитанская дочка» – музыка прекрасная, и студенты театральной академии играют не хуже звезд Бродвея, занятых в спектакле, а в драматургии – условность, пробелы, недосказанность. Костюмы бедные, софиты бледные, а Пушкин вообще порезан на кусочки. Извините, опять не туда попали!
Зато детский мюзикл «Мери Поппинс, до свидания!», поставленный театром «Карамболь», оставил прекрасное ностальгическое впечатление. Может, потому, что руководитель театра Ирина Брондз работает в данном жанре 13 лет, с начала основания своего театра. И у нее есть свое мнение на уже ставший конъюнктурным жанр мюзикла.
«Прежде всего, мюзикл не должен отличаться заштампованностью, должна быть серьезная драматургия, интересный сюжет. Это синтез легкого и серьезного жанра. Ведь «Мери Поппинс» – не для детей, а про детей, и фильм Леонида Квинихидзе задумывался как фильм для взрослых. Мюзикл делали год, и, несмотря на то, что перед нами был пример музыкального фильма, мы многие партии специально дописывали, сочиняли, переделывали. В работе над мюзиклом, как мне кажется, главное – чутье, интуиция. И конечно – профессионализм. А вообще жанр это семейный, замечательный, и хорошо, если он приживется».
<z>Остерегайтесь подделок</z>
Учитывая возрастающий спрос и массовое предложение, можно сделать вывод, что в ближайшем будущем проблем с тем, куда бы сходить, не будет. А вот куда ходить не надо?
Могу посоветовать сосредоточиться и определиться, на что необходимо обращать внимание, глядя на блестящую красочную афишу. Название, действующие лица, режиссеры, хореографы, драматурги, музыканты, декораторы – все имеет значение.
Кстати, не забывайте, что идеалом для исполнителя является сочетание качеств актера, певца и танцовщика – комплекс чрезвычайно редкий. В кино можно привести несколько примеров: Одри Хепберн – роль Элизы в «Моей прекрасной леди», в этом же фильме роль отца Элизы – Стенли Холлоуэй и профессора Хиггинса – Рекс Харрисон. Барбара Стрейзанд – в киномюзикле «Смешная девчонка».
Похоже, что «светлое» будущее все же есть. Это успокаивает. И может, господин Рахлин, несомненно заинтересованный в развитии этого жанра, прав, и скоро родится «свое», родное, на нас похожее. Ведь по закону мюзикл должен отражать действительность и реальность. А мы с вами будем смотреть, слушать, внимать и снова и снова из всех ларьков слышать новоявленные хиты. Но давайте все же останемся питерской, а именно избирательной и умной, публикой, какой считаемся по праву, и не будем бросаться на все, что блестит и манит. Не нужно крайностей!