Олег Янковский: Время беременно…

<z>– В одном из интервью вы сказали, что не хотели бы сыграть роль Сталина. Почему?</z>
– Это была фраза, вырванная из контекста. Может быть, сегодня я бы этого не сказал. В театре и Ленина играл в свое время. А что касается Сталина, то это многих коснулось, в частности и моей семьи. Из этих соображений я не стал бы его играть. Есть роли, играть которые становится каким-то актом. Не актом творческим, а актом человеческим, нравственным. Для меня такая роль – Сталин.
<z>– Тенденция последних лет на экране – «Бригада», «Бумер» и тому подобное. Россия приобрела отчетливый криминальный имидж. Верите ли вы вообще в светлое будущее страны, в которой популярно такое кино?</z>
– То, что верю – безусловно. Если не верить, то и жить неинтересно. А потом, по любым законам, и духовным, и нравственным, такая страна не может остаться в подобном состоянии. Она если перевернется, то за собой полмира потянет. Нас развернуло на 180 градусов, и сегодня мы переживаем тяжелый период. Насколько он затянется – это другой вопрос. Что касается криминала, ситуация должна измениться. То, что в России воровать будут, – это обязательно. Потому что мы такие все нищие! Все! И какие бы там честные люди ни приходили к власти, к большому сожалению, исход один. Я убежден, что политикой должны заниматься богатые люди. И когда-нибудь мы к этому придем.
Эра бритоголовых парней, начавшаяся в 90-х, уже подходит к завершению. Потом только исследователи будут знать, как все начиналось.
А вот что касается «отрыжки» во времени, я это по другому не назову, бандитских фильмов и сериалов, – это сугубо российское порождение. Оно не надолго. Хотя кино сделано хорошо и качественно. Интересно, что в Америке «Крестный отец», «Коттон клаб» и еще огромное количество картин подобного рода сделаны были намного позже того времени, о котором повествуют. Эти фильмы превратились во взгляд художника. Мы в России такое кино сделали прямо в этом времени. И нация, которая не устроена, духовно и материально бедна, поколение, которое не знает, что хочет от жизни и не имеет никаких ориентиров, им очень удобно сегодня поиграть в героев «Бумера», в «Бригаду». Это своего рода сублимация. Подмена истинных ценностей. Но, повторюсь, скоро все будет по-другому.
<z>– Что вам ближе и дороже, театр или кино? Многие театральные актеры, наоборот, уходят в кино и говорят, что им там комфортнее и интереснее…</z>
– И выгоднее… Я так вопрос для себя никогда не ставил: начав работать в театре, почти сразу стал сниматься в кино. Для меня это вещи неразделимые. Чтобы остаться артистом – необходим театр. Хотя сегодня, когда много разных возможностей – и антреприза, и кино, и телевидение, и черт те что, – репертуарный театр мешает. По себе знаю. Зачем это я за символический оклад должен что-нибудь играть, когда лучше соглашусь на какое-нибудь кино и заработаю хорошие деньги? С другой стороны, я себе говорю: «Олег Иванович, не правильно вы рассуждаете… Только театр! Иди и сыграй за эти копейки!»
Работая в театре, актер всегда будет чувствовать себя, как хорошо размятая глина, как материал, способный к принятию нужной формы, к творчеству. Иначе есть риск «окаменеть». Мастерство проходит моментально. Его нужно все время холить, нежить и лелеять.
<z>– Касательно слова «звезда». У нас много артистов, которые по американским понятиям – «звезды». Можно ли говорить об этом применительно к России?</z>
– Я без лишней скромности могу сказать, что не считаю себя артистом хуже, чем, к примеру, де Ниро или Аль Пачино… Но как мощные институты, которые сделали американский кинематограф и киноиндустрию, обставляют этих личностей! Они вкладывают деньги – и получают во много раз больше. У нас такого нет. Что касается дарований и таланта, об этом спорить и не надо. Такая мощная российская школа! Половина Америки изучает ее. Отсутствием талантливых людей Россия страдать никогда не будет. Особенно в профессии актерской. Литература – это другое. Талантливые авторы каждый день не рождаются, с этим есть проблемы.
<z>– Раз уж речь зашла о литературе, что вы читаете в последнее время? Оцените современную литературу, и главное – рынок современной литературы.</z>
– Я – не самый читающий человек, просто не хватает времени. Но! Я хорошо информирован и вращаюсь в том кругу, где подскажут, даже если ты сам не прочел. Я действительно считаю, что в литературе сейчас самый, на мой взгляд, тяжелый кризис, который тянет за собой отсутствие режиссуры...
Из того, что я прочел в последнее время, могу назвать Паоло Коэльо. К нему по-разному относятся. Вроде примитивно так написано, короткими предложениями, но я взял с собой на отдых несколько его книг и что-то из Астафьева, не помню, что именно. Начал читать, и понял, что не могу. Это Астафьева, которого я прочитал почти всего! Подумал, что загрущу, лучше не прикасаться. А Коэльо – простенько так, без особых умственных затрат.
Сегодня книжного дефицита нет. Но нет и очень талантливых книг. Хотя, опять-таки, я смотрю на это оптимистически. Все это затишье означает, что время беременно, не знаю, на каком месяце этот процесс, но скоро оно должно чем-то разродиться.
<z>– Фильм «Приходи на меня посмотреть» – ваш режиссерский дебют. Есть ли еще планы и желание снять свое кино?</z>
– Хочу. Но сегодня очень сложно найти хороший сценарий. Я его сейчас ищу. Но не думаю, что буду только режиссурой заниматься. Я достаточно востребован, у меня много предложений – «Анна Каренина», «Доктор Живаго», «Мастер и Маргарита». И это все в один период – с июля и до конца осени. И ни от чего оказываться не хочется. Поэтому режиссура – это, по большому счету, моя прихоть.
<z>– У вас в феврале был юбилей, 60 лет. Это стало событием или очередным днем рождения?</z>
– Я всегда старался со своих дней рождений исчезнуть, а тут мне сказали: «Да нет, не получится у вас, Олег Иванович! Это уже не вам принадлежит!» И это, честно говоря, малоприятная вещь по части нервной системы. Очень обременяет. Я занимаюсь скромно своим делом, к чему надо так славить? Мне больше льстит другое. Не юбилеи и чествования, а когда рвутся на спектакли, на картины, когда встречает толпа зрителей и благодарит за то, что я сделал. Письма, которые читаешь и иногда удивляешься: «Неужели так возможно? Сыгранной ролью помочь человеку выйти из какого-то кризиса?» И гордишься своей волшебной профессией. Это не пафос, поверьте.
<z>Фото Анатолия Белова</z>
  • 1 803
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен