Блокадное пиршество…

27 января, в День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, президент международной ассоциации блокадников Валентина Леоненко пожелала всем, кто пережил то страшное время, жить подольше и видеть, как празднуют это событие не только внуки, но и правнуки. Но умеем ли мы отмечать его, наполняя смыслом и скорбью по ушедшим в бессмертие ленинградцам?


Накануне раздался звонок: как думаешь, ведь Беглов будет на Пискарёвке, ну чтобы там с ним поговорить о том о сём… Отнесём этот странный вопрос на издержки воспитания. Хотя само по себе звучит цинично – ловить губернатора там, где тот непременно будет, на торжественно-траурной церемонии возложения венков и цветов к монументу «Мать-Родина». Ну и, возможно, порешать какие-то личные просьбы.

«Давай-давай, бабушка!»


Хотя к самому Александру Дмитриевичу у меня есть свой вопрос – по поводу того, как он лично кормил петербуржцев с ложки типа фронтовой кашей на Дворцовой площади. Видео широко разошлось по сети. 
Господин Беглов, это плохая шутка или желание продемонстрировать, что любая бабушка почтёт за честь, чтобы ей тыкал в рот сам губернатор Северной столицы? С другой стороны, чему удивляться, коли корреспондент одного из ведущих информационных агентств радостно замечает, мол, а ему досталась из рук градоначальника кружка чая.
Как относиться к тому, что даты, полные горечи и преклонения перед коллективным подвигом жителей блокадного города, оборачиваются массовыми гуляниями с ряжеными реконструкторами в военной форме образца 1943 года? И руководитель Санкт-Петербург продолжает не к месту демонстрировать образ компанейского дяди Саши: «А ну-ка бабушка, давай-давай, бабушка, чего там»? 
Размышляю об этом, а дед лежит под холмом на Пискарёвском кладбище. Его ровесники-фронтовики и горожане, заставшие блокаду в молодости, сегодня уже очень немногочисленные, не спешат на гремящую бравыми маршами Дворцовую площадь. Силы не те и возраст не для прогулок у полевой кухни. Лучше посмотрят на праздник дома, по телевизору.

Хлебцем угоститесь…


Впрочем, если власть в окружении телекамер заигрывает с народом, не удивительно, сколь легкомысленно обращаются с «блокадным кодом» в газете Законодательного собрания. И на страницах «Вечернего Санкт-Петербурга» вдруг появляется «Буханки разрезали на небольшие кусочки – символические 125 граммов. Именно столько в декабре 1941 года стали получать на день простые ленинградцы, у рабочих норма была чуть выше – 200 граммов. Гости акции С УДОВОЛЬСТВИЕМ ПРОБОВАЛИ УГОЩЕНИЕ, запивая его горячим чаем»… 
Лишь принцип цеховой солидарности не позволяет резко высказывать в адрес коллег. Сначала, с лёгкой подачи хабаровских патриотов, в 2017 года по всей России запустили акцию по раздаче «блокадного хлеба», сделанного по рецептуре, максимально приближенной к военному образцу – так соотечественников пытаются приобщить к «диете блокадника». 
Теперь же в газете петербургского парламента эта спасительная смесь из пищевой целлюлозы, жмыха, обойной пыли, выбойки из мешков, хвои и ржаной обойной муки (самого грубого помола), только по виду называемая хлебом, красивости ради именуется УГОЩЕНИЕМ. Правда, участникам нынешних гуляний раздавался щадящий эрзац для укрепления патриотического духа.
В 2010 году в Санкт-Петербурге проживали 179 100 жителей блокадного города. На вчерашний день их осталось 73 232 человека…

Кирилл Метелев, «Конкретно.ру», фото автора
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен