В чем сила, брат?

Разъезжавшие на «запорожцах» одноногие калеки в тельняшках и камуфляже всерьез отстаивали интересы влиятельных коммерсантов на «стрелках» с накачанными верзилами в китайских спортивных костюмах.
За инвалидными тарахтелками на колесах стояло многочисленное «афганское движение», готовое воевать с любым, кто окажется у него на дороге.
Уважительно относились к ветеранам и стражи правопорядка. Кто-то из них тоже успел понюхать пороху...
Подробнее
  • 40

Другая грань Виктора Конецкого

Миллионы почитателей таланта Виктора Конецкого знают его как автора более чем пятидесяти литературных произведений. Написанному в них верят – кому же не знать флотскую действительность, как не человеку, который отдал морю практически всю свою жизнь.
И лишь сравнительно небольшой круг наиболее близких людей знал про его давнее увлечение живописью. Более того – по личному признанию самого Виктора Викторовича, если бы не война, то он бы стал художником.
Подробнее
  • 40

БЕЗГОЛОВЫЕ НА ПУТЯХ

В Железнодорожной транспортной прокуратуре расследуется уголовное дело в отношении 20-летнего юноши, который охотничьим ножом убил своего бывшего сокурсника. 6 марта около половины третьего ночи сотрудники РУВД Московского района увидели молодого человека, идущего по улице Митрофановской с небольшим джинсовым рюкзачком за плечами. Одежда юноши была в крови, и его остановили. На вопросы о содержимом рюкзачка полуночник отвечал, что там, как обычно, учебники и тетради. Милиционеры не поленились заглянуть внутрь и вместо книг обнаружили, ни больше ни меньше, человеческую голову, завернутую в полиэтиленовый пакет, и большой охотничий нож.
Подробнее
  • 0

Громкие дела тихого города

В тихом Тихвине – областном городке, где, по словам местного прокурора, даже зеки обладают определенным культурным уровнем, – нет-нет, да и случаются вещи, от которых и у прожженных циников волосы на голове начинают шевелиться. Так, прошлой весной один 65-летний гражданин, отсидев за двойное убийство, вышел на свободу и поселился у своих родственников – племянника с женой и полуторагодовалым ребенком. И в один «прекрасный» день, точнее ночь, он зарубил мужа с женой топором. Как потом объяснял бывший сиделец, они мешали ему спокойно жить. А когда утром проснулась девочка и начала пищать, он утопил ее в ванной. Говорил, мол, что рубить ребенка топором негуманно, и он даже воды теплой набрал, чтобы малышке приятнее было тонуть. Вот такой дурдом. Правда, примерно через месяц убийца умер в Крестах от припадка эпилепсии – даже сокамерники не поспешили прийти ему на помощь.
Или вот еще одно тихвинское убийство, суд по которому недавно завершился.
Подробнее
  • 0